Редкий случай. Часть 1
Редкий случай. Часть 1
Еще фото

Автор (ы):  А.А. Соколов, ветеринарный врач
Организация(и):  Ветеринарная клиника Linnafauna, г. Нарва, Эстония
Журнал:  №3 - 2014

«Частые болезни встречаются часто, редкие болезни встречаются редко или, если слышишь стук копыт, скорее это конь, а не зебра».

Я работаю в маленьком городе с населением в шестьдесят с лишним тысяч человек. По сравнению с Петербургом, который от нас в 3 часах езды, - просто городишко, да и вся Эстония, можно сказать, - один питерский район. В таких городах можно всю жизнь проработать и не встретить редкие случаи болезней, которые в крупном городе происходят каждый месяц. А можно и встретить, но оказаться не готовым, растеряться, наделать глупостей или просто не иметь необходимых инструментов. Но смелость города берет, а голова создана, чтобы импровизировать.

За всю мою многолетнюю практику встречалось всего 3-4 случая с грыжей промежности у собак. Первого добермана просто грустно вспоминать. С диагностикой проблем нет, обычно такие животные испытывают затруднения при дефекации, под хвостом висит мешок, в котором при пальпации прощупывается достаточно большое грыжевое отверстие. Мы разрезали, заправили кишечник, что-то зашили край за край. Помню, грыжевой мешок было очень трудно отделить от окружающих тканей. Какие уж там мышцы, было какое-то месиво, края рвались, впечатление ужасное. Через несколько недель все вывалилось снова, и собака доживала свой век без моей помощи, а хозяйка каждый день заправляла ей все, что выпало. После этого жена купила мне на московском конгрессе фильм, по которому мы, собственно и осваивали эту операцию. Фильмы тогда еще были на кассетах, тот фильм и сейчас жив, только посмотреть его не на чем. Когда через несколько лет я столкнулся со следующим случаем, то был уже во всеоружии.

Случай запомнился еще и тем, что произошел 31 декабря, такой вот новогодний подарок. Оперировали с сыном, он был на третьем, кажется, курсе. Это был крупный пекинес, весивший килограммов 15, уже с развившейся непроходимостью. Собака постоянно вылизывала грыжу, очевидно, испытывая боль. Начали мы с лапаротомии по белой линии, осторожно извлекали в брюшную полость содержимое грыжевого мешка, одновременно подталкивая свободной рукой через промежность. Мы вытащили сальник, мочевой пузырь, петлю кишечника и огромную простату с куриное яйцо. Кошмар какой-то! Разложили все, как должно было быть, и начали узловатыми швами подшивать к брюшине мочевой пузырь и петли кишечника. Подшили, зашили брюшину, кожу, развернули собачку и приступили к ушиванию грыжи. Разрезали кожу, выделили грыжевой мешок, уменьшили его в объеме, вырезав из него лоскут, сшили, несколькими швами соединили мышцы таза, поставили дренаж, зашили. Снова развернули песика и кастрировали. Оторвались по полной программе. Все было нормально, отпраздновали Новый год, сняли швы. А в феврале - бац! Снова он с грыжей, но с другой стороны промежности. Я не понимаю, что случилось! Хозяйка говорит, что снова начал тужиться. Мало швов наложил, что ли?

Теперь уже рука набита, проходим все этапы, подшиваем кишечник тщательнее. Что удивляет – за два месяца простата после кастрации уменьшилась до размера лесного ореха – представляете, как здорово! Нет, я, конечно, знал, что проблемы простаты лечатся кастрацией, но одно дело – знать, а другое – видеть! С тех пор я много кобелей избавил от простатита кастрацией. Даже сложился определенный алгоритм: выделения из пениса – мазок, окраска синькой – нейтрофилы – антибиотики на 10 дней. Если не проходит – УЗИ, увеличение простаты – кастрация. Первый этап закончен, зашиваем грыжевое отверстие. Больше рецидивов не было.

За всю практику было 3-4 случая заворота желудка. Оперировал, но спасти не удалось. Последний случай произошел с бордоским догом: мы хорошо развернули желудок, закрепили его швами. Стенка желудка была сильно гиперемирована, после операции через некоторое время снова началось вздутие, капали, выпускали газ. Повторно оперировать не решились.

Когда конкретный вид операции встречается редко, не удается достичь мастерства, нет уверенности, нет смелости. Единственный раз в жизни мне пришлось оперировать инвагинацию кишечника у кошки, отличный случай был. Кошка – сфинкс, 1,5 года: рвота, отсутствие аппетита, причем, рвота зловонная. Коллега направила ко мне на УЗИ. Это просто чудо! Я сразу наткнулся на классическую картину концентрических окружностей (кишка инвагинированная в разрезе), и петли кишечника перед пораженным участком заполнены жидкостью, гипоэхогенные на экране. Звоню доктору, описываю ситуацию, спрашиваю, будет ли она проводить операцию, неудобно же отбирать работу. Она отказалась, начали оперировать. Нашли участок инвагинированной кишки около 10 сантиметров. Аккуратно вытягивая и проталкивая, попытался выправить пораженный участок – кишка рвется, она отечная, некротизированная. Нужно иссекать сегмент. До этого я кишку разрезал, когда удалял кишечные камни и инородные тела. Сегмент удалял один раз и то неудачно, собачка погибла. Правда, тогда собачку от души покормили, когда у нее прорезался жуткий аппетит, но я, конечно, виноват в том, что не заострил внимание на строгой голодной диете.

Я выбрал участок между ветвями брыжеечных сосудов, наложил кишечные клипсы, убрал пораженный участок, стал шить. Вспоминаю, как в студенческие времена тренировался на перчатках. Брал две перчатки и начинал сшивать манжеты: сначала серозный слой первой половины, потом перехожу на слизистый слой, потом слизистый слой второй половины, потом серозный слой второй половины. Получалось красиво и надежно. Только в натуре все не так – слизистая рвется, а диаметр кишки – с палец. Виркон взял пятый номер, может быть слишком тонкий, в общем, пришлось долго повозиться. Но получилось неплохо, положил швы на брыжейку, обернул рану сальником, закрепил его парой швов. Уже во время операции было видно, что восстанавливается перистальтика, это радует. После операции покапали рилак с витаминами, антибиотики. Обратил особое внимание на голодную диету, постращал для профилактики, три дня не меньше, в первый день даже не поить. На второй день покапали снова, у кошки аппетит прорезался, я был просто счастлив. На третий день начали прикармливать консервами Recovery. Это пастообразная еда, которую можно разводить водой до состояния жидкой сметаны и вводить в рот шприцем или через зонд, очень хорошая композиция для тяжелобольных и послеоперационных животных. Так постепенно стали кормить, кошка ходила полуголодная целую неделю, но все получилось прекрасно. Я чувствовал себя дважды героем: и диагностика, и операция – на высшем уровне. Главное, добавить нечего. А то бывает, анализируешь и думаешь: надо было сделать так, а не этак, нужен более подходящий инструмент, чего-то не хватает...

Пролапс слезной железы третьего века. Помнится, раньше с ним поступали очень просто: брали пинцетом этот красный пузырек, оттягивали, закругленными ножницами отрезали под корень и прижимали тампоном, пока не прекратится кровотечение. Так было до тех пор, пока я не съездил на семинар по офтальмологии в 2009 году, послушал Лужецкого и Константиновского. Оказывается, это достаточно сложная операция, а уда­ление слезной железы ведет к сухости глаза.

Да простят меня мэтры, но я иногда усматриваю в этом долю лукавства! У меня был запомнившийся случай, когда я удалил дермоид вместе с третьим веком и железой. Собака эта попала ко мне на прием уже через 10 лет, и никакой сухости глаза там не было. Да и ранее «покромсанные» мной собаки не приходили жаловаться на красный глаз.

Первая после семинара у меня была лайка. Обзавелись мы по этому поводу офтальмологическим набором, лигатурой 5 и 6. Казалось, это несложно: прошиваешь железу и закрепляешь лигатурой за край орбиты. На деле же: нитку почти не видно, иголка маленькая, гнется, иглодержатель Кастровьехо в пальцах не удержать, какая там орбита. Но вроде получилось, не выпала железа, но впечатление ужасное. По Лужецкому, тоже показалось непонятно. В том фильме, что он показывал, выпал самый ключевой момент, без которого домыслить ход операции я не смог, помню, что нужно было сформировать ножницами карман, защищать роговицу от иглы ручкой скальпеля. Я стал искать фильмы на Youtube, нашел клип итальянской клиники, он назывался Prolapso glandula lacrimale. Уж больно мне название понравилось, не название – песня. Там просто: накладываем лигатуру на край третьего века, вытягиваем его, обнажается железа. На самом дне между глазным яблоком и основанием третьего века горизонтально вводим нить, потом прошиваем в перпендикулярном направлении железу, и при завязывании узла железа аккуратно опускается на дно. Салфеткой прижимаем веко, убираем лигатуры, за которые держали веко. И все. Обратите внимание, что по краю третьего века проходит темная полоска – до операции она не видна, потому что веко вывернуто наружу. Если после операции полоску видно, веко встало на место. Я не знаю, как правильно называется эта операция по автору, но мне понравилась эта методика. С десяток собак мы уже прооперировали, был даже случай двустороннего пролапса.

Окончание в следующем номере.


Назад в раздел