Роды
Роды
Еще фото

Автор (ы):  А.А. Соколов, ветеринарный врач
Организация(и):  Ветеринарная клиника Linnafauna г. Нарва, Эстония
Журнал:  №2 - 2013

Телефон звонит. Когда он звонит редко, начинаю переживать – конкуренты, что ли активизировались. Только теперь, когда стал заниматься частной практикой, понял все его достоинства, что бы без него делал. А тогда, лет 18 назад, еще в деревне, когда пришла записка с почты с предложением поставить телефон, мы еще думали – стоит ли, по ночам начнут звонить, да еще 12 рублей за установку платить. А что, приличные деньги были. По ночам, конечно, звонили. Если раньше, чем идти в дождь и слякоть в гору за доктором, доярка еще подумает, а то и сама справится, то теперь - «дзинь» - в два часа ночи, в самый сон - звонок. Я еще в студенческие годы, помню, силу воли вырабатывал - будильник ставил в противоположном конце комнаты, звонит – при­ходится вставать, теперь сына пытаюсь так воспитывать, но с переменным успехом, чаще будильник после звонка летит под кровать.

В затуманенном сном сознании звонок, как вспышка молнии и мурашки по спине... Встаю. В прихожей ослепительный свет. Не умываюсь, в надежде, вернувшись, уснуть. Ватничек, сапоги и вперед. Глина у нас на горе хорошая была, случалось, и сапоги в ней оставались. Скольжу потихоньку. «А дождичек все сыпется за шиворот ко мне»,- песенку студенческую вспоминаю: «Ботиночки дырявые, от сырости дрожу». Ферма недалеко, метров 300-400, там тепло. Пришел.

- Алексеич, это ты пришел?

- А ты кого ждал? - скотник Калью, помню, он научил меня первым эстонским фразам - «Kuidas sa elad»? - «Как поживаешь»?

- Вот она стоит, родить не может. Закон подлости, обязательно ночью! Спала бы до утра.

Из-под хвоста торчит только одно копытце, значит, вторая ножка подвернулась, поэтому и не получается.

- Ну, это мы враз. Поможешь? Давай, тащи воду! Нас учили, что при нормальном предлежании должны быть три точки: при головном – два копыта и нос, при заднем – два копыта и хвост. Причем, если предлежание головное, то можно успеть перекурить, а при заднем надо пошевеливаться, пока теленок не захлебнулся плодной жидкостью. Курить люблю под настроение, а не так, как многие матерятся вместо знаков препинания, поэтому стоит отложить на потом. Ватник на скамейку, раздеваюсь, футболку все же оставлю. Вспоминаю фильм «Бегство мистера Мак-Кинли». Там он, прежде чем утопиться, отдает свою одежду нищему, а тот просит его не снимать рубашку, потому что вода холодная. Фартук холодный, от завязок волосы на шее становятся дыбом. Ничего, сейчас вымою руки горячей водой, намылю... Вонючий об­мылок хозяйственного мыла. Вспоминается Хэрриот в 30-е годы, это сейчас у меня в укладке флакончик Helthy Skin.

- Вода холодная,- убивает он меня.

Ну да ведь третий час ночи, бойлер выключен, пустяки, сейчас в корове погреюсь!

Инъекция новокаина в эпидуральное пространство, между 1 и 2 хвостовыми позвонками, помогает расслабить родовые пути и снять потуги. Привязываю хвост длинной веревкой к рогам, чтобы не хлестала меня по лицу. Намыливаю руку и заднюю часть коровы, ввожу – кайф! Если бы еще вторую руку ввести, я бы совсем согрелся. Осматриваюсь.

- Эй-эй, ты на меня-то не садись, я что еще твою задницу буду держать. Калью, возьми ее за пах, а то мы сейчас рухнем в навоз.

Правая ножка здесь, большая голова, лобастый. Наверное, бычок! Левая ножка, как и думал, согнута и уходит вниз, не дотянуться. Досадно, что у меня короткие руки, голова мешает, а то влез бы по плечи, вот у меня друг был Сашка, тот мог и до горла достать!

Расправлять теленка в чреве матери, пожалуй, самый творческий момент, плечи только потом болят, особенно, если коровы молодые, первый отел. Они боятся, начинают приседать, бьют ногами, приходится на своем плече удерживать еще и значительную часть коровы. С этой, я думаю, проблем не будет. Накладываю петлю из веревки на правую ножку, чтобы она не потерялась в матке. Завожу вторую под локтевой сустав левой ножки, как можно ниже, сколько могу достать. Есть специальный петлепроводник, но его почти никогда не оказывается под руками. Теперь беру петлю от левой ножки в левую руку, а правой со всей силы толкаю голову теленка назад в матку, он сопротивляется – живой! Если не снять потуги, этот номер не пройдет, матка сокращается с такой силой, что рука немеет. Ну, вот немного протолкнул, начинаю подтягивать левую ножку, еще немного, еще, порядок! Теперь тяну обе петли левой рукой, выравниваю ножки, а правой подтягиваю за затылок голову, пока она не вклинится в таз. Теперь все готово для заключительного этапа. Беремся вдвоем со скотником за петли, упираемся со всей силы в пол, только бы не поскользнуться. Тяжело. Корова стонет.

- По команде: раз-два взяли, еще взяли, ну, еще, пошел, разом, не отпускай!

Самое тяжелое вытащить плечевой пояс. Идет! Лопатки! Все! Теленок, как торпеда, летит ко мне в руки, и мы вместе с ним летим в навозный проход. Нормально, не сильно повредились, так по мелочам.

- Тащи соломы, давай его к корове подтащим. На, облизывай!

Теперь растереть соломой, обработать пуповину и – можно домой.

Крупный теленок, бычок. Осеменяли телок искусственно, спермой от элитных быков, на них даже смотреть страшно, как слоны, вот и телята крупные, первотелкам без помощи не родить. Так начинается у ветврача сезон с февраля по май.

Удовлетворенный, плетусь домой досыпать, хотя это уже не имеет смысла, потому что утром на планерку и опаздывать нельзя.

Телефон – да-а, теперь у нас три мобильника, кто бы мог подумать! Прогресс! А как бы они были необходимы тогда, в полевых условиях! Обходились как-то, да и жизнь текла намного медленнее, и результаты были соответствующие.


Назад в раздел