Встреча, изменившая жизнь
Встреча, изменившая жизнь
Еще фото

Журнал:  №2 - 2014

Алексей Германович, как получилось, что вы начали заниматься ветеринарной офтальмологией?

– Забавно, но в ветеринарию я попал случайно, хотяродился и вырос в семье врачей. Мой отец – офтальмолог, профессор МНТК «Микрохирургия глаза», мать – тоже врач. Неудивительно, что по первому образованию я – офтальмолог. В 1990 годузакончил Московский медицинский институт им. Н.А. Семашко,затем, после ординатуры долгое время работал в клинике Святослава Федорова врачом-офтальмологом. Здесь же, под руководством знаменитого академика, защитил диссертацию, посвященную микрохирургическому лечению и коррекции гемодинамики зрительного анализатора при ишемических заболеваниях глазного яблока. Другими словами, это операция, улучшающая кровоток, у больных с патологией сетчатки и зрительного нерва. Ее делают при таких тяжелых заболеваниях, как пигментная абиотрофия сетчатки или куриная слепота, а также при возрастных нарушениях сетчатки. Проработал я в клинике более 7 лет. Во время работы над докторской я случайно познакомился с Евгением Павловичем Копенкиным. Эта встреча круто изменила мою жизнь.

Евгений Павлович долгое время возглавлял кафедру мелких домашних животных МГАВМиБ им. К.А. Скрябина.

–Я считаю, что это выдающий человек, основатель ветеринарной офтальмологии в России, известный ученый, талантливый педагог. И это не только мое мнение – его научные достижения признаны и по достоинству оценены многочисленными наградами.

Почему он смог так повлиять на вашу профессиональную карьеру?

–В то время, а именно в 1995 году, ветеринарной офтальмологии практически не существовало в России, она только начала зарождаться: не было ни хороших специалистов, ни аппаратуры. Мы начали работать с Евгением Павловичем, проводили опыты, пытались оперировать животных, используяпервоначально достаточно примитивные инструменты.И ощущали себя первооткрывателями, это было очень увлекательно!

Все достижения медицинской офтальмологии, а также опыт, которым я к тому времени обладал, я пытался перенести в ветеринарию.

И все сразу стало получаться?

– Естественно, нет: первые операции завершились провалом. Это и разожгло во мне такой интерес. Еще и Копенкин подливал масло в огонь, посмеиваясь надо мной: «Ничего у тебя не получится!». И у меня, действительно, не получалось! Тогда я еще не понимал, что собак надо оперировать не так, как я оперировал людей. Но работу мы с ним продолжали, было очень интересно докопаться до истины. Мои первые неудачи привели к тому, что я с головой окунулся в эту работу. И пошел получать ветеринарноевысшее образование, хотя мне уже исполнилось 30 лет, и я был успешным доктором, кандидатом медицинских наук.

В то время мы уже довольно много работали с Евгением Павловичем, проводилиуникальные операции, которые в России еще никто до нас не делал, начали внедрять свои разработки, например, работать над искусственным хрусталиком для собак. Могу сказать, что нам это удалось только потому, что в разработке принимал участие весь отдел искусственных хрусталиков МНТК «Микрохирургии глаза». Все ребята нам помогали. Вечером, когда клиника закрывалась, мы начинали работать с новой силой, проводили операции подпольно. Это было очень интересно!

Как к этому относился Федоров?

– Он не мешал. Станислав Николаевич очень любил животных, лошадей.

Однажды я решил, что пора уходить (ред.: из МНТК «Микрохирургия глаза»). Трудно было решиться сказать об этом Святославу Николаевичу. Узнав, что я хочу заниматься ветеринарной офтальмологией, Федоров обрадовался: у него было много лошадей с болезнями глаз. Мы обсудилисовместную работу, строили огромные планыпо этому поводу. А через год его не стало…

Я же навсегда расстался с гуманной медициной. Почти 10 лет преподавал на кафедре мелких домашний животных вместе с Евгением Павловичем Копенкиным.Затем пришло время открыть свой ветеринарный центр, который стал бы не очередной ветлечебницей, а соответствовал европейскому уровню

Вам это удалось?

– Уверен, что да!Несмотря на то, что у нас скромные помещения, мы используем очень хорошее,дорогое оборудование иоснащеныим по полной программе. На сегодняшний день мы проводим полный спектр процедур по диагностике заболеваний, который делается в гуманной офтальмологии. Как по уровню оснащенности и проведения операций, так и по квалификации наших врачей, наша клиника не отличается от европейских.

Сейчас я полностью занимаюсь клиникой, где мы проводим всевозможные операции по офтальмологии. Мои коллеги – бывшие ученики. У нас дружный коллектив – 4 врача, и работаем мы таким составом уже 10 лет: вместе оперируем, внедряем новые технологии, учимся.

Если 10 лет назад имплантация хрусталика считалась каким-то чудом, то теперь это обычное дело, такое же частое как кастрация котов, например. Недавно закупили новый швейцарский прибор для проведения эндоскопических операций. В связи с этим мы прошли очередное обучение по использованию этого аппарата.

Как часто вы с коллегами проходите обучение?

- Это наше третье обучение за прошедший год. Кроме того, что мы участвуем во всех конгрессах, постоянно повышаем свой уровень. Не так давно мы проходили обучение в одной из ведущих клиник по человеческой офтальмологии. Это очень большой современный медицинский центр, который работает под руководством Светланы Юрьевны Анисимовой. Помимоэто, посещаем медицинские конгрессы в МНКТ «Микрохирургии глаза» им. Святослава Федорова или в МНИИ глазных болезней им. Гельмгольца.

Почему вы проходите обучение у медиков?

– Потому что у медиков совершенно иные возможности, иные технологии. Бюджет ветеринарного специалиста в разы меньше, чем у человеческого врача. Например, аппарат для лазерной фемтосекунднойфакоэмульсификациикатаракты стоит 500 тыс. евро. Естественно, что мы его себе позволить не можем, но мы должны знать о нем, должны понимать, как ним работать. Мы обязаны быть в курсе всех новых технологий, используемых в медицине, несмотря на то, что не все можно привнести в ветеринарную медицину из гуманной. Прежде всего это касается технологий.

Мы работаем с прибором по удалению катаракты, который стоит как новый джип. Одно из наших последних приобретений, заимствованных у медиков, – прибор для диагностики близорукости и дальнозоркости у кошек.Я считаю, что если мы не будем интересоваться всеми новшествами в медицине, которые на сегодняшний день нам дает прогресс, то не будем двигаться вперед.

Ветеринарная офтальмология равняется на гуманную медицину?

– Конечно. Еще одним нововведением, которое мы переняли у врачей, является то, что на каждое животное мы заводим медицинскую карту, как в обычных поликлиниках. Владельцам вручаем диск с записью болезней его питомца.

Каждого нашего пациента мы фотографируем до и после лечения. Для этого у нас есть специальный аппарат – фундус-камера, это позволяет показать владельцу результат нашего лечения. В случае конфликтных ситуаций, основываясь на предоставляемых нами данных, владелец может оспорить результат нашего лечения в суде. Если мы на это идем, значит, уверены в результате.

Ваши коллеги тоже идут этим путем, или ориентируются больше на западные достижения?

–У каждого свой подход: кто-то ориентирован на Запад, кто-то на медиков. Я могу сказать, что на данный момент не вижу ничего откровенно нового, что бы мы могли взять у иностранных ветеринаров. Конечно, у них есть какие-то вещи из тех, что мы пока мало применяем в своей практике.Наверное, мы уже прошли этот уровень, когда западные ученые были впереди планеты всей, сейчас российские специалисты не отстают, а в чем-то, возможно, и обходят европейскую ветеринарию.

Может быть, вы пошли этим путем, потому что сами пришли их офтальмологии человеческой? Поэтому она вам ближе?

– Конечно. Я вам больше скажу: даже сейчас, когда я прихожу МНТК – я там свой. А вот среди ветеринаров я себя так не чувствую. Но, по крайней мере, не чувствовал до недавнего времени. Медицинский подход в ветеринарии, он как помогал, так и делал меня чужим.

Но если говорить о ветеринарной офтальмологии в целом, то ее первооткрывателем конечно же, является Евгений Павлович Копенкин. Если бы не он, никто бы из нас сейчас не был ветеринарным врачом, именно он проложил дорогу хорошим специалистам. Важно помнить об этом.


Назад в раздел