Знания – это богатство, которым надо делиться
Знания – это богатство, которым надо делиться
Еще фото

Автор (ы):  Галина Прохорцова
Журнал:  №3 - 2015

Интервью с Александром Константиновским

Александр Константиновский – ветеринарный врач-офтальмолог, руководитель референтной офтальмологической клиники, организатор и президент московского международного ветеринарного конгресса по офтальмологии, член правления европейского общества ветеринарных офтальмологов (ESVO).

В 2002 г. закончил c отличием Горский государственный аграрный университет. В 2004 г. – курсы повышения квалификации врачей-офтальмологов при Северо-Осетинской Медицинской Академии. С 2005 г. – ежегодные стажировки в ведущих референтных ветеринарных офтальмологических клиниках США, Германии, Австрии, Чехии и веду­щих медицинских офтальмологических клиниках России (МНТК им. Федорова, Московский НИИ глазных болезней им. Гельмгольца).

В 2011 г. основал Национальную ветеринарную компанию «Микрохирургия глаза». В 2013 г. – референтную ветеринарную клинику при ветеринарной клинике «Беланта».

Автор и организатор практических мастер-классов по ветеринарной офтальмологии с 2009 года. Награжден дипломом Министерства образования РФ, высшей наградой Ассоциации практикующих ветеринарных врачей России «Золотой скальпель», премией «Золотой стетоскоп» и другими наградами. В этом году награжден премией Ассоциации практикующих ветеринарных врачей России «Человек года» за покорение Эльбруса.

Мы встретились с Александром Константиновским незадолго до начала 3-го Московского международного ветеринарного конгресса по офтальмологии вечером, в кавказском ресторане на юго-востоке Москвы. Мой визави рассказал о том, что является для него смыслом жизни, почему он никогда не уедет из России и можно ли оздоровить нездоровую конкуренцию в нашей стране.

- Вы – яркая личность на российском ветеринарном небосклоне. Но до сих не давали интервью нашему журналу.

- Что за несправедливость!

- Хорошему вину надо настояться, а нам, видимо, нужно было время, чтобы созреть для этого.

- Эх, жаль вы не пьете!

- Чувство юмора – редкое качество для ветеринарного врача.

- Когда меня спрашивают: «Как тебе удается быть таким жизнерадостным, веселым, полным идей, работоспособным?», - я отвечаю, что мне помогает вера в будущее и чувство юмора. Я не вру, но про виски умалчиваю (смеется).

- И оно, это чувство – неотразимое оружие лектора. Как вы выбираете лекторов на свой конгресс?

- Я выбираю из самых умных наиболее харизма-тичных, и поэтому у нас самые лучшие спикеры. Лектор должен уметь читать лекции и быть немного шоуменом. Если он очень умный, но в нем нет харизмы, его неинтересно слушать. Своими учителями в чтении лекций я считаю Андрея Комолова и Питера Шренка. С Андреем мы ночами просиживали, придумывая, как заинтересовывать зал. Кстати, мы с ним дальние родс­твенники, его жена и моя сестра – троюродные или четвероюродные сестры.

- Вы организуете специализированный конгресс, почему важны подобные мероприятия?

- Именно на узкоспециализированном мероприятии доктор может продолжать углублять и оттачивать свои знания, получать самую свежую информацию о последних исследованиях, алгоритмах лечения, обмениваться опытом с коллегами. К значимым специализированным конгрессам относятся мероприятия Американского общества ветеринарных офтальмологов, Европейского общества ветеринарных офтальмологов, Европейского колледжа ветеринарных офтальмологов, Азиатского колледжа ветеринарных офтальмологов.

Уровень нашего конгресса также очень высокий, он не уступает многим европейским образовательным мероприятиям. К нам ежегодно приезжает 100-150 человек как из России, так и из ближнего зарубежья. Официальный язык конгресса – английский, есть синхронный перевод, который делают лучшие переводчики-синхронисты.

Я, являясь членом совета директоров Европейского общества ветеринарных офтальмологов (ESVO), отвечаю за развитие ветеринарной офтальмологии и про­ведение мероприятий в странах Восточной Европы и бывших СНГ. В мою миссию входит объединение офтальмологических сообществ в этих странах, внедрение единых стандартов, посещение различных конференций. Там везде живут отличные люди, мои большие друзья! Мы встречаемся, совместно посещаем европейские конгрессы. Наша русскоговорящая группа на офтальмологическом конгрессе в Кракове несколько лет назад была самой многочисленной.

Я надеюсь, что нам удастся в Москве провести конгресс ESVO, который планировался в этом году, но из-за политической ситуации его перенесли.

- Вы ощущаете прогресс своих слушателей?

- Я читаю лекции около 8 лет, и за это время уровень и потребности слушателей выросли колоссально. Если бы мы организовали 5 лет назад подобный конгресс – с такими темами и лекторами, то никто ничего бы не понял. Еще относительно недавно мы начинали лекции с того, что у животных два глаза, на глазах есть веки, и они могут моргать. Хотя, кстати, у некоторых ящериц есть три глаза, третий – рудиментарный.

- Офтальмология сегодня в тренде?

- Она должна быть в тренде: по количеству пациентов на первом месте только больные с кожными болезнями, а на втором – с глазными.

Доктор, если он хочет быть «в потоке», должен знать английский язык, чтобы читать самые актуальные статьи и исследования. Книги на русском языке уже устарели лет на 15. Даже публикации в самом авторитетном журнале в мире – Veterinary Ophthalmology могут быстро терять свою актуальность, когда появляются исследования, доказывающие другую точку зрения.

- У вас много учеников?

- Это ученики должны говорить, кто их учитель. Моими учителями являются многие люди в этой стране и за ее пределами, в том числе мой ближайший друг – Василий Кузнецов, президент Уральской ассоциации практикующих ветеринарных врачей. Он научил меня очень многому и в ветеринарии, и в организации бизнеса. По моей специальности в хирургии мне помог доктор Андрей Гаврилюк, заведующий клиники управделами президента РФ, научив основам хирургических техник: как инструмент держать, как зашивать. В УЗИ у меня тоже в основном медицинские знания, но они однобоки. В основном моими учителями являются зарубежные врачи. И связано это не с тем, что у нас нет авторитетов, а с тем, что наши авторитеты очень закрыты. Я никогда не видел, как оперируют российские ветеринарные хирурги, но много раз видел это за рубежом. Неоднократно пытался попасть ко многим нашим докторам поучиться, но мне все отказали. На Западе все учат тому, что знания – это богатство, которым надо делиться, иначе они будут разрушать.

Ко мне в клинику можно прийти, согласовав время визита. У нас вся диагностика выведена на плазменные мониторы. То, что видит доктор, может наблюдать и владелец. Можно прийти и послушать лекции, которые я читаю своим резидентам. В резидентуре у меня учатся два доктора, решившие посвятить себя офтальмологии.

- К вашим ученикам можно отнести Любовь Соломахину?

- Люба – молодец! Три года назад, когда она пришла ко мне, была совсем далека от офтальмологии и не знала английский. Первое, в чем я ее убедил, что ей стоит выучить язык. За год она уже могла общаться на ломаном английском. Сейчас она читает англоязычную литературу, посещает иностранные конгрессы. В ее клинике есть хорошее оборудование и все необходимое для предоставления услуг пациентам. Возможно, пока ей не хватает опыта, потому что мало времени прошло, и Воронеж – это не Москва, где 25-30 пациентов в день. Она не стесняется позвонить, когда хочет проконсультироваться, спросить совета.

- Есть ли проблемы, о которых хочется сказать?

- У нас очень большая проблема c конкуренцией, потому что она нездоровая. Конкуренция (ред: лат. concurrere – состязаться) должна стимулировать тебя к достижению определенной цели. В нашей области – это прежде всего стремление к качеству предоставляемых услуг, потому что пациентов на всех хватит.

Ко мне в референтную клинику в Щербинку приезжают пациенты уже тогда, когда их все полечили. И они очень агрессивно настроены по отношению к врачам. Мы пытаемся это предотвращать: каждому врачу, который лечил пришедших к нам пациентов, высылаем историю болезни с подробной выпиской на 2-3 листах, где написано, что было сказано на приеме. И такую же выписку с клинической картиной и рекомендациями мы выдаем пациенту.

И если врач говорит об ошибке своего коллеги, который до этого лечил животное, не имея исходных данных и анализа ситуации – это не врач, его надо выгонять!

Более того, бывает, что пациенты приходят к врачу, и тот начинает хаять своего коллегу. Такая история случилась и со мной, когда ко мне явился раздраженный владелец животного и начал рассказывать, какой Константиновский плохой, хотя меня никогда не видел. И это ему наговорил про меня, как выяснилось, мой хороший знакомый, коллега-офтальмолог. О какой конкуренции мы можем говорить? Я искренне уверен, что врачи не должны воевать друг с другом.

- В этом году вам вместе с Василием Кузнецовым вручили премию «Человек года» за восхождение на Эльбрус. «Лучше гор могут быть только горы...»?

- Для меня горы – это все. Кузнецов боится высоты, и когда его спросили, почему он идет, он ответил: «Вы видели Константиновского? Разве ему можно отказать?» У нас есть план покорить 7 самых больших вершин в мире. В этом году мы пойдем на Килиманджаро – высшую точку Африки.

В Магадане мы покорили все высшие точки полуострова Кони. Нас закидывали с вертолета без еды и питья, и мы должны выйти через 18-19 дней живыми и здоровыми. Медведей встречали. Для того чтобы неожиданно не встретиться со зверем, выходили из палатки вдвоем. Есть статистика: если встречаешься с ним один на один – медведь атакует в 100% случаев, если вдвоем – в 40%, а втроем – еще меньше. Он считать умеет (смеется).

- Что вам нужно для счастья?

- Для счастья, я считаю, необходима любимая женщина, родина и дети. Если нет одной составляющей, счастлив не будешь. Можно уехать за рубеж, но как там быть без наших березок?

- А как же ситуация в стране, она вас не касается, вы живете работой?

- Меня это сильно касается. Я недавно полетел читать лекцию на Украину, в Днепропетровск, наверное в 40-й раз! И меня депортировали, поставили красную печать. У меня такие классные друзья живут на Украине! Сердце кровью обливается, что мы разлучены.

Я ребенком пережил две войны: ингушско-осетинский и грузинско-осетинский конфликты. Ничего не может быть хуже, чем война. Твои самые близкие друзья, соседи, твои родственники становятся твоими врагами. Мы выросли в одной стране и меня с детства учили, что национальностей не существует, и что люди, приезжающие с Кавказа, - это добрые, хлебосольные, веселые.

Но из страны я не уеду, хотя меня приглашали. У нас очень интересно, ветеринария развивается не по дням, а по часам. И все еще впереди.


Назад в раздел