МЫ ДОЛЖНЫ ПЛАТИТЬ ИМ УВАЖЕНИЕМ
МЫ ДОЛЖНЫ ПЛАТИТЬ ИМ УВАЖЕНИЕМ
Еще фото

Журнал:  №6 - 2015

VetPharma: Как вы считаете, насколько для ветеринарных врачей важны знания в области зоопсихологии?

Анне Лилл Квам: Иногда очень важны! В особенности те сигналы, в частности успокаивающие, которые поступают от собак. Ветеринарам необходимо знать, когда, например, кто-то давит на собаку. Собаки это ненавидят и боятся этого. А, как мы уже знаем, страх порождает агрессию. Каждый раз, когда такая ситуация возникает, даже со стороны хозяина собаки, ветеринар должен предусмотреть это.

Психология собаки – это очень обширная тема для обсуждения. То, что действительно нужно понимать не только ветеринарам, но и заводчикам, что собаки имеют точно такую же эмоциональную систему, как и люди. У нас абсолютно идентична лимбическая система – та часть мозга, которая отвечает за эмоции. Поэтому мы должны относиться с уважением к этим животным.

Здорово, если у ветеринарного врача есть немного больше времени, чтобы позволить собаке обнюхать кабинет, дождаться того, что собака сама подойдет к нему вместо того, чтобы подходить к ней первым. Да, это занимает больше времени, но оказывает просто потрясающий эффект, собака чувствует себя намного лучше. Я ощущала бы себя гораздо лучше на месте собаки, когда на приеме при осмотре меня начинали бы трогать со стороны владельца, а не со стороны незнакомого человека. Если есть необходимость провести осмотр или манипуляцию с двух сторон, то для собаки было бы лучше, чтобы сначала это сделали со стороны владельца, а потом обошли собаку и повторили с противоположной стороны, а не перегибались бы через нее. Все эти мелочи снижают стресс у животного.

Я вдохновила многих знакомых ветеринаров на то, чтобы они приглашали владельцев посещать свой ветеринарный кабинет совершенно бесплатно. Люди с собаками просто приходят туда, берут лакомства и уходят домой. В процессе таких посещений собаки привыкают к кабинету, кроме того, получают положительные эмоции в виде лакомств. Также было бы хорошо, если бы собака время от времени просто так приходила в комнату для осмотра, чтобы обнюхать там все. Понятно, что не всегда есть возможность делать это, но в идеале это нужно делать как можно чаще. К сожалению, иногда мир не идеален.

 

VetPharma: Сегодня на семинаре, слушая вас, я пришла к выводу, что вы стремитесь к полному взаимопониманию между человеком и собакой. Возможно ли это?

Анне Лилл Квам: На это требуется время. В самом начале, когда люди только учились понимать собак, процесс шел очень медленно. Но сейчас, когда я нашла большое число единомышленников по всему миру, в том числе и в России, я замечаю, что дело сдвинулось с мертвой точки, процесс стал набирать темп. Не так быстро как хотелось бы, но все же... По тем вопросам, которые я получаю от людей, я могу сделать выводы, что восприятие людей изменилось. Я считаю, что через 5-7 лет мы увидим, как сильно поменялось отношение людей к этому вопросу. Хотя мне сложно говорить о Россию, это слишком большая страна.

 

VetPharma: Почему вы начали заниматься проблемами зоопсихологии? Как вы к этому пришли?

Анне Лилл Квам: Я думаю, что я родилась с этим. Мама рассказывала мне, что одним из первых слов, которое я произнесла, было слово собака. Я всегда интересовалась животными, тем, как быть с ними друзьями, они всегда были частью моей жизни. Я не представляю свою жизнь без собак.

 

VetPharma: Приходилось ли вам в своей практике встречать ситуации, в которых вы были бы бессильны и не смогли помочь животному?

Анне Лилл Квам: Да, такое случалось, и я помню все эти случаи. Например, я работала с собакой, которая очень боялась темноты. Несмотря на наши усилия, ситуация становилась все хуже, собака не могла даже видеть темные окна в доме. Вероятно, с ней было что-то не так, но ветеринары не смогли найти причину такого поведения. Собаку пришлось усыпить. Были случаи, когда решение проблемы заключалось в том, чтобы найти собаке другой дом, потому что там, где она жила, ей не могли помочь. Были 2 или 3 собаки, которые не знали, как обучаться. Сейчас я понимаю, что таким собакам помочь невозможно, но тогда это было новым для меня.

 

VetPharma: Такие нарушения связаны с работой мозга?

Анне Лилл Квам: Вероятно, да, проблема была с этим. Одна из собак, с которой я работала, была очень агрессивна. Любую проблему она решала тем, что кусалась. Иногда мне встречались щенки, которые из-за плохих заводчиков не имели никакой социализации и очень боялись других животных. Они были настолько дикие, что моя помощь была несравнимо мала по сравнению с той, какая им была нужна. В Норвегии такие случаи довольно редки, встречаются реже, чем 1 раз в год. Почти во всех случаях, когда ко мне обращаются, я могу помочь. Очень часто бывает, что проблема связана с медицинским аспектом. В этом случае приходится труднее всего. Например, не все ветеринары могут распознать проблемы с тироксином или другими гормонами, которые напрямую влияют на поведение. Ведь именно из-за дисбаланса гормонов собака может стать агрессивной.

Физиологические проблемы действительно очень сложно выявить. Но надо принять во внимание, что отклонения в поведении собаки, у которой есть проблемы со здоровьем, со временем будут только ухудшаться. Только представьте, вы можете научить собаку делать что-то, что на самом деле является полностью противоположным тому, что она чувствует. Это может привести к ужасным последствиям.

 

VetPharma: Вы утверждаете, что агрессивных собак практически нет, а есть лишь невыявленные причины агрессии. Но, исходя из международных рекомендаций о запрете к разведению агрессивных пород собак, можно сделать вывод, что агрессия передается по наследству. Так ли это?

Анне Лилл Квам: Я считаю эту тему очень интересной. Дело в том, что та или иная порода создавалась в течение многих веков. Неудивительно, что за это время сложилась различная специализация пород. В связи с этим можно сделать вывод, что некоторые по­роды легче проявляют агрессию, нежели другие. Ни одна из пород не является агрессивной постоянно, для проявления агрессии им нужна какая-то провокация.

Вопрос по поводу запрета разведения агрессивных собак остается спорным. Представьте, что на выставочный ринг вы взяли, например, среднеазиатскую овчарку, собаку, которая проявляет агрессию к незнакомцам, защищая свою территорию. Если она покажет агрессивное поведение, тогда вы должны удалить ее из программы разведения, но ведь это бессмысленно, по моему мнению!

 

VetPharma: Что вы считаете самым большим достижением в своей деятельности?

Анне Лилл Квам: Много лет назад я прочла статью в журнале для ветеринаров. В ней объяснялось, что лимбическая система у собак и людей полностью идентична. То есть фактически собаки испытывают те же эмоции, что и мы. Эта статья повергла меня в шок. Я замолчала на 2 недели. Это время мне потребовалось для того, чтобы полностью переосмыслить и изменить свое отношение к собакам.

То, как я общалась с ними, как разговаривала – все требовало изменений, ведь до этого я относилась к собакам как к машинам, у которых все основано на инстинктах. На самом деле они такими не являются. Они очень эмоциональные существа.

Я считаю, что эта статья стала поворотным моментом в моей карьере и в моей жизни.


Назад в раздел