КОМАНДНАЯ РАБОТА
КОМАНДНАЯ РАБОТА
Еще фото

Автор (ы):  Галина Прохорцова
Журнал:  №2 -2017

Интервью с Петром Ершовым, кандидатом ветеринарных наук, директором ИВЦ МВА, совладельцем сети ветеринарных клиник «Свой Доктор»

–  Петр Петрович, расскажите о себе, о своей семье, как вы пришли в профессию ветеринарного врача?

– Я родился в Новочеркасске Ростовской области. Мой отец – доктор медицинских наук, заведующий хирургическим отделением крупной городской больницы. Мать – педиатр, заведующая педиатрическим отделением. Круг знакомых и друзей моих родителей определялся их профессиональными интересами – это преподаватели и профессора Ростовского медицинского института и доктора, работающие в крупных больницах. Как я себя помню, к нам приходили гости, посвятившие всю свою жизнь медицине и мне, ребенку, предсказывающие такое же будущее.

Я же с 7 лет мечтал стать ветеринарным доктором. Все мое детство было связано с животными и спортом. В 13 лет я сделал свой выбор, и вместо того, чтобы в будущем поступить в Ростовский мединститут, отнес документы в совхоз-техникум «Октябрьский» города Новочеркасска. Родители удивились, но они были людьми мудрыми и не стали мне мешать. «Это твоя жизнь, и мы готовы тебе помогать», – сказали они, зная, что если мне что-то интересно, я полностью могу отдаться этому.

Во время учебы в техникуме я получил огромный практический опыт: регулярно мы ездили на кастрации, удаление рогов, расчистку копыт на многочисленные фермы. Окончив техникум с красным дипломом, я поступил в Московскую ветеринарную академию. Все студенческие годы я прожил в общежитии, со 2-го курса был председателем совета общежития.

–  Почему вы не стали поступать в академию сразу после школы?

– Я не хотел оставаться в школе, ушел после 8-го класса. Моя школьная жизнь мне больше запомнилась занятиями спортом в секции классической борьбы, чем учебой, в которой я звезд с неба не хватал. У меня был замечательный тренер, и мне доставляли огромное удовольствие занятия спортом. Мы ходили в длительные походы. Представляете, – десятилетний ребенок уходит на 6-весельном яле в поход за 30 километров по Дону, на острова, и живет там месяц, питаясь рыбой, которую ловит в реке. Родители мне доверяли. С раннего возраста я привык быть ответственным за тех, кто рядом с тобой. У нас была очень дружная команда, и мы были всегда друг за друга, старясь сделать так, чтобы никто не попал в беду.

Спорт способствует развитию лидерских качеств?

– Для того чтобы быть лидером, необходимо побывать в роли подчиненного, понимать структуру команды, иметь определенные качества, и, главное, – готовность брать ответственность на себя. В этом залог успеха командной работы, и спорт дал мне это понимание.

У вас особое отношение к Московской ветеринарной академии.

– Это моя «альма-матер». Я с 17 лет связан с ней. Через 2 года после ее окончания меня пригласили на должность главного врача ветеринарного центра академии. Я понимаю, с какими трудностями столкнулась наша академия. И то, что она смогла удержать свои позиции и статус ведущего ветеринарного вуза России, – огромная заслуга ее руководителей.

Не кажется ли вам, что когда известный человек ругает сегодня высшую школу, он тем самым пытается повысить собственную значимость?

– Это из-за «близорукости». Можно кидать камни и искать виновных. Но мы с моим партнером по бизнесу – Русланом Семченко пошли другим путем и задались вопросом: «А чем мы можем быть полезны?» И в 2012 году обратились к руководству академии с предложением о создании на ее базе университетской клиники по европейскому образцу. В течение трех лет проводилось строительство и оснащение клиники. 1 сентября 2015 года Инновационный ветеринарный центр Московской ветеринарной академии был открыт.

Сегодня –  это самая оснащенная ветеринарная клиника Москвы, в которой есть КТ и МРТ, С-дуга и другое современное оборудование. На базе нашего центра ежемесячно проходит большое количество образовательных семинаров и тренингов, к нам едут учиться ветеринарные врачи со всей России, и это нас радует и вдохновляет!

И вы открыли новые возможности для студентов.

–  Конечно, ведь когда я учился, у меня такой возможности не было. Я повсюду жадно искал и впитывал знания, а со второго курса уже работал ассистентом в различных клиниках. В настоящее время для студентов организовано большое количество образовательных бесплатных мероприятий, которые помогают им повысить свой уровень и определиться со специализацией. На наших семинарах выступают с докладами известные лидеры мнений, специалисты в различных областях ветеринарной медицины. Студенты проходят практику на базе ИВЦ МВА и сети клиник «Свой Доктор». Мы получаем очень хорошие отзывы по результатам такой работы.

–  Вы первыми в нашей стране создали сеть из 14 ветеринарных клиник под брендом «Свой Доктор» за достаточно короткий отрезок времени. Сложно бывает только с первой клиникой?

–  Если изначально подходить к замыслу, как к проблеме, –  тогда сложно. Необходимо изменить значение слов, например, на «решить задачу». И это даст совершенно другой настрой.

Открыть клинику – непростая задача, но если ее четко поставить, прописать и разбить на определенные этапы, то все становится просто и понятно.

Первую свою клинику «Свой Доктор» мы с Русланом Семченко открыли 1 апреля 2008 года, и я не торопился бы с открытием новой, пока первая не «встанет на ноги». Но благодаря амбициям Руслана уже в октябре мы открыли вторую клинику. И каждый год мы в среднем открываем одну-две клиники. Наша дружба стала знаковой. Мы дополняем друг друга. Без его смелости и интуиции мы не смогли бы осуществить многое из того, что сделано.

В нашей сети существует вертикально-горизонтальная система управления: в каждой клинике есть главный врач. Отделения пронизывают все клиники горизонтально. В них свои стандарты, протоколы, правила. Например, все хирурги из разных клиник проходят аттестацию в своем отделении. Старший администратор руководит всеми администраторами. И мы команда. Самостоятельно, в одиночку управлять такой машиной невозможно.

Мы активно развиваемся в направлении франчайзинга. У нас много запросов, и, возможно, еще один из них будем реализовывать летом.

–  В России есть франчайзинг в ветеринарии?

–  Нет, сейчас мы единственные франчайзеры. Для того чтобы заниматься франчайзингом, надо запатентовать свой торговый знак. Мы сделали это достаточно давно. После этого создали франчайзинговый пакет и провели его через полное согласование и корректировку Российской ассоциации франчайзинга.

 Что будет иметь обладатель вашей франшизы?

–  Обладатель получает от нас полноценную поддержку по всем вопросам. Весь наш административный отдел – более 35 человек – будет работать на него, а это: склад, логистика, лаборатория, поиск и обучение персонала, колл-центр, рекламный отдел и многое другое.

–  Какие новые задачи сегодня решаются вами?

–  Я недавно прочел статью, посвященную закону диалектики Гегеля, о том, что количество всегда переходит в качество. В течение 6 лет мы накапливали количество, а сейчас у нас происходит качественный скачок – мы находимся на рубеже перехода количества в качество. И это не пустые слова – уже сегодня мы предоставляем около 400 рабочих мест для выпускников, через наши клиники проходят более 1 тысячи посетителей в день, а в высокий сезон –  еще больше.

Сейчас первоочередной задачей для нас является переход на качественно новый уровень предоставления услуг. Мы развиваем специализированные отделения, которые активно оснащаются. С 1 марта провели реформу, предоставив терапевтам стабильно высокий оклад, чтобы они могли оказывать качественные услуги, не заботясь о финансовой составляющей.

Важным и ожидаемым результатом подобного подхода для нас является высокая репутация бренда, создаваемая нашей командой. Наша задача – растить и собирать командных игроков, которые смогут вместе ставить выдающиеся цели и достигать их.

С каждым месяцем к нам приходят все больше опытных врачей. Если они к нам идут, значит, мы на данный момент стали для них лучшим выбором. Соответственно, необходимо сделать так, чтобы мы оставались для них этим выбором в дальнейшем. Насильно никого не удержишь. Если бы меня в 13 лет родители удержали, и я бы пошел в медицину, то у меня сегодня было бы совершенно другое внутреннее ощущение. Но я свой выбор сделал сам. То же самое я проецирую на своих сотрудников, стараясь излишне не контролировать главных врачей и ведущих специалистов. Доскональный контроллинг над такими людьми приносит вред. Я хочу дать им возможность для творческой самореализации.

–  Как вы относитесь к конкуренции?

–  Если человек хорошо делает свое дело, он всегда будет «на плаву». Я считаю, что конкуренция как таковая может существовать только на самом нижнем уровне профессионализма, в нашем случае как пример –  вакцинации и кастрации котов. Мы не тратим время на конкуренцию в этих вопросах. Наша задача – выйти с этого поля на другой уровень, когда клиники превращаются не в конкурентов, а в партнеров. На высоком профессиональном уровне конкуренции нет.

Я очень благодарен Сергею Мендосе за то, что он создал Национальную ветеринарную палату и своим высоким нравственным примером изменил отношение врачей друг к другу.

 Какими принципами вы руководствуетесь, воодушевляете своих коллег, подчиненных?

–  Эти принципы давно нами прописаны, в них речь идет о своей чести и репутации компании. У нас есть свой этический кодекс, который объединяет сотрудников и не дает нам превратиться в разобщенную группу ремесленников.

–  В чем смысл жизни?

–  Это семья, достойные дети, которые станут нашим продолжением на Земле. Та память, которая должна о нас остаться. Это те наши добрые и смелые поступки, которые мы будем вспоминать.

Именно с таким настроем мы создаем наше детище –  ИВЦ МВА. Для нас это общественно значимый проект в будущее, в завтрашний день ветеринарной медицины России, в то, чтобы следующие поколения врачей имели знания и навыки другого качества, чем мы.

 Что занимает вас, кроме работы?

–  Это дети, я принимаю активное участие в их жизни. Я не хочу пойти по пути, когда дети живут своей жизнью, а родители – своей. У меня четверо детей, три дочери и сын. Самой старшей –  9 лет, а младшей – 3 года. Для меня очень важно мое ощущение в семье, и я считаю абсолютной глупостью достичь чего-то в карьере и упустить семью.

–  Вы выросли в Новочеркасске, столице донского казачества. Как вы к нему относитесь?

–  Я читал интервью Сотникова (смеется). Казачество – не в шапке, а в голове, поэтому к настоящему казачеству я отношусь очень хорошо. Я четыре года возглавлял молодежное объединение «Землячества ростовчан» и знаком с атаманами казачества не понаслышке. Землячество –  это несколько тысяч наших ростовчан, проживающих в Москве: ученые, генералы, олимпийские спортсмены, студенты. Есть представление, что казак вино пьет, шашкой машет и матом ругается. Это неверное представление. Казак – высокоморальный, воцерковленный человек. И я видел настоящих казаков: к ним всегда приходили за советом, для них очень высока была планка чести и такта.

–  Такт в смысле интеллигентности?

–  Да, народной интеллигентности –  тактичности. У нас сейчас искажен образ казаков – якобы это разгульные ребята, которые выпили, кого-то по углам разогнали. Ничего подобного. Это тактичные, уравновешенные люди. Именно с такими для меня является честью быть знакомым.

–  Мир – наша проекция.

–  Да, это так.

 Вы верите в Бога?

–  Мне нравится ответ моего друга и наставника иеромонаха Силуана на этот вопрос (он уже более 15 лет в монашестве). Когда его спрашивают: «Верите ли вы в Бога?» Он говорит: «Нет», а после небольшой паузы продолжает: «Я только иду к вере!»


Назад в раздел