nvc866x136May.png

Видео






ВОПЛОЩЕНИЕ МЕЧТЫ
ВОПЛОЩЕНИЕ МЕЧТЫ
Еще фото

Автор (ы):  Галина Прохорцова
Журнал:  №2 - 2018
Интервью с Анной Герке, кандидатом ветеринарных наук, ветеринарным врачом-дерматологом ветеринарной клиники «СовВет» (Санкт-Петербург), научным редактором рубрики "Дерматология" научно-практического журнала VetPharma.

С Анной Герке и ее мужем Валентином меня познакомила несколько лет назад Надежда Гаврилова, доцент кафедры паразитологии Санкт-Петербургской
ветеринарной академии. Анна в свое время защищала здесь кандидатскую диссертацию и преподавала, впрочем, как и ее муж, Валентин. Они познакомились в академии на вступительных экзаменах и с тех пор всегда были вместе: учились, работали в совхозе, защищались, преподавали, лечили животных, а несколько лет назад открыли свою, собственную ветеринарную клинику в Санкт-Петербурге.
Мы тогда договорились о сотрудничестве: иметь состоявшихся практикующих врачей с научными званиями среди авторов журнала было большой удачей. Анна начала писать статьи и вести рубрику «Дерматология», а Валентин, специализировавшийся на кардиологии, вел соответствующую рубрику.
Анна, как мне казалось, писала вдохновенно и легко, хотя времени у нее на это совсем не было – это был ночной труд, – время, отобранное у сна. За каждой строчкой стоял кропотливый и вдумчивый исследователь, влюбленный в свою работу. Как выяснилось, научное звание не просто добавляет статус имени автора, но и определяет научный подход, который в сочетании с практическим врачебным опытом делает статьи актуальными и полезными для читателя.
Вот так наша встреча несколько лет назад в Петербурге стала судьбоносной для журнала. И я рада сегодня представить читателю интервью с интересным человеком – доктором – Анной Герке.

Галина Прохорцова


- Анна Николаевна, почему вы решили посвятить свою жизнь лечению животных?
- Я с детства любила живую природу, особенно животных. Родители, по мере возможности, это поддерживали – мне еще не было трех лет, когда по моей просьбе отец купил живого кролика. В школьные годы мне разрешали содержать дома рыбок, хомячков, жаб, тритонов, у нас жил волнистый попугайчик,
кошки, и наконец, когда мне исполнилось 11 лет, мне купили собаку. Это был мой первый пудель красивого шоколадного цвета. К сожалению, мы тогда ничего не знали о вакцинации, и собака прожила лишь 2 года, погибнув от чумы.
И вот тогда я впервые столкнулась с ветеринарными врачами, если их так можно было назвать. Мы обратились в клинику с первыми симптомами, но собаке даже не пытались провести какую-либо диагностику и чем-то помочь. Врач сказал, что ничего страшного, глаза у пуделей часто текут из-за аллергии, кашель и желудочно-кишечные нарушения связаны с поездками на природу.
Болезнь перешла в нервную форму, и собака умерла. Для меня это был сильный удар, и если ранее я планировала поступать на биофак Ленинградского государственного университета – мечтала быть ученым, то в 13 лет я твердо решила стать ветеринарным врачом, который будет спасать животных.
В школьные годы я научилась стричь собак и с удовольствием делала это. Кстати, неплохо зарабатывала для школьницы. В студенческие годы у меня был достаточно большой поток клиентов, потому что я разбиралась с запущенными животными с самыми отвратительными характерами, – договариваясь с ними.

- Как складывалась ваша карьера ветеринарного врача?
- В 1998 году я с отличием закончила Санкт-Петербургскую государственную ветеринарную академию. Многие ругают наше образование, а я была благодарна своей alma mater, которая дала мне базовые знания и научила мыслить, а не работать готовыми алгоритмами, которых, кстати, тогда просто не было.
После рождения дочери я поступила в аспирантуру потому, что собиралась посвятить себя науке, это входило в мои жизненные планы.
Благодаря работе над диссертацией, у меня появился опыт научных исследований и работы с иностранной литературой. Ряд исследований проводился на базе медицинских лабораторий, приходилось общаться с людьми старше себя и по возрасту, и по рангу. Затем я работала в лаборатории частной
клиники, и было желание получать новые навыки в проведении исследований, что было затруднительно в условиях отсутствия интернета и современной ветеринарной литературы.
Многие часы я проводила за чтением иностранных англоязычных журналов, преимущественно, медицинских, в библиотеке Академии Наук. Особенно меня интересовала цитология – быстрый, дешевый метод диагностики.
В клинике я получала образцы различных тканей «в норме» и при патологии, красила, смотрела. Некоторые пробы отправлялись медицинскому патологу, а затем изучались повторно, после получения заключения.
Поскольку я с детства была аллергиком, а некоторые вопросы иммунологии рассматривались в моей диссертации, я стала читать литературу по дерматологии и иммунологии. Позже это дало толчок моему развитию и специализации в области дерматологии. Ко мне стали направлять дерматологических пациентов, меня начали приглашать
выступать с лекциями. Сегодня, благодаря лекциям, я путешествую по России и СНГ, мне нравится знакомиться с новыми людьми, обмениваться опытом.
На одной из конференций мне поступило предложение стать научным редактором рубрики «Дерматология» журнала VetPharma, а впоследствии возглавить научный комитет ежегодного Международного ветеринарного дерматологического симпозиума. Поскольку для профессионального роста необходимы постоянно обновляющиеся научные данные, современные практические знания, я стала посещать зарубежные дерматологические конгрессы и мастер-классы.

- Зная вас, я могу сказать, что у вас гармоничная семья.
- Да, у меня прекрасная семья, я – счастливая мать и жена. У меня замечательный муж, увлеченный своей профессией так же, как и я. Мы вместе уже почти 25 лет, а познакомились мы на вступительных экзаменах в ветеринарную академию. У нас была общая мечта в студенческие годы – мы хотели лечить коров. Я считаю, что коровы – самые красивые животные. Когда телята рождаются, у них такие красивые ресницы и выразительные глаза! Хотя, конечно, собак сейчас я люблю больше.
И мы действительно лечили коров! Каждую студенческую практику ездили на месяц в совхоз, а на 4-м курсе поженились и поехали работать в совхоз «Можайское» Ленинградской области.
У нас двое детей: дочери – 19 лет, а сыну почти 8. Мы с мужем надеялись, что дети пойдут по нашим стопам, но не навязывали свое мнение. Дочь с детства проводила много времени в ветеринарной клинике, слушала наши обсуждения клинических случаев, в доме всегда были животные. Но она при-
няла решение лечить людей, сейчас учится в Первом медицинском университете. Сын еще мал, мечтает быть изобретателем, а в свободное от работы время хочет помогать родителям, чтобы они меньше работали.

- У вас есть и семейный бизнес – несколько лет назад вы открыли собственную клинику. Изменилось ли ваше видение и ощущение мира после того, как вы с мужем стали владельцами собственного бизнеса?
- Да, конечно. Свой бизнес – это появление свободы с одной стороны, и дополнительной ответственности, с другой. Имея свой бизнес, я несу ответственность не только за себя и свои действия, но и за своих сотрудников.
Но теперь мы сами определяем график работы, который меняется в связи с поездками. Мы имеем то оборудование, которое считаем нужным, и можем назначать пациентам те анализы, препараты и лечебное питание, которые им необходимы, а не то, что навязано работодателем в связи с «простоем» лаборатории или закупкой ненужных лекарств. К сожалению, на данный момент во многих клиниках работой врача руководят менеджеры без ветеринарного образования. Их задача – обеспечить продажи товаров и услуг, руководствуясь только цифрами и «средним чеком». Нередко приходят
клиенты уже с опустившимися руками, пройдя несколько «разрекламированных» клиник. У них на руках пачки результатов анализов, назначений. А когда начинаешь их анализировать – выясняется, что собаку с аллергией на укусы блох и вторичной инфекцией кожи много месяцев лечили «от печени» по
анализам мочи, крови и кала, УЗИ печени, не взяв ни одного соскоба с кожи и не обработав от блох. И это происходит в наше время, когда ветеринарным врачам доступно большое количество информации, в том числе бесплатной, например, в форме вебинаров по алгоритмам диагностики и лечебной тактики.

- Что вы считаете важным в работе ветеринарного врача?
- Любовь к профессии и глубокие знания в своей специализации. Кроме того, хороший врач должен ориентироваться в общих вопросах терапии и хирургии. Конечно, иметь глубокие знания на современном уровне во всех областях медицины физически невозможно, поэтому существует специализа-
ция. Эффективный путь профессионального роста – это постоянный анализ своего опыта, как положительного так и отрицательного, получение новых знаний путем посещения конференций и чтения иностранных журналов, поскольку переводная литература к моменту выхода в свет, порой, успевает
устареть.

- Как вы относитесь к конкуренции между врачами и клиниками?
- Я не вижу в этом проблемы. Пациентов на всех хватит, у каждого врача – свой пациент. Если врач не развивается, он безнадежно отстает. Ведь то, что считалось однозначным несколько лет назад сегодня может быть опровергнуто полностью. Приходится менять свое отношение порой к уже привычным вещам.

- К каким, например?
- Например, к вопросу пищевой аллергии. Много лет мы говорили, что пищевая аллергия встречается крайне редко, и необходим эффект накопления, т.е. пищевая аллергия не должна проявляться на источник белка, съеденный впервые. Аллергическую реакцию при первом контакте с «новым» источником белка может вызывать контаминация мяса содержимым желудочно-кишечного тракта, например, если у собаки есть аллергия на рыбу, а курицу или свинью кормили кормом с рыбой.
Также были известны реакции на «родственные» источники белка – например, утку и курицу, говядину и баранину. Тем не менее, около 15 лет назад у меня была собака, которая впервые в жизни получала мясо лося или медведя, и у нее развивалась картина аллергии. Я убрала мясо в морозилку и, попробовав вновь, получила опять рецидив отита. Я обсуждала свой клинический опыт со многими коллегами, все списывали на совпадение с обо-
стрением реакции на воздушные аллергены. Но в течение всей жизни, а прожила собака почти 16 лет, никаких других случаев обострения аллергических реакций, кроме как на пищу у нее не было. Недавно мы обсуждали этот случай с Терри Оливри в Давосе, и он сказал, что, очевидно, – это перекрестные реакции. Интересно, что по данным Терри распространенность пищевых аллергий может достигать 30%, в зависимости от выборки пациентов, просто часто мы недооцениваем сложность диагностики и назначаем иммуносупрессивную терапию. Одна из его лекций, посвященная новым открытиям в об-
ласти пищевой аллергии, была посвящена перекрестным реакциям не только in vitro, но и in vivo, в том числе реакциям между курицей и рыбой, когда собака с аллергией на куриный белок проявляет признаки обострения аллергической реакции при первом приеме корма с рыбой, который никогда не ела.
Мы ждем его лекцию по аллергии в марте 2019 года в Санкт-Петербурге!

- Какую черту характера вы считаете необходимо иметь дерматологу?
- Дерматолог должен быть очень внимательным и упорным. В настоящее время доступно множество методов диагностики, но тщательный сбор анамнеза и клинический осмотр остаются ключевыми в выборе диагностических тестов. Меня часто спрашивают: какие анализы можно сдать, чтобы вылечить за-
очно, предлагают оплатить прием.
У меня ответ всегда один – вначале нужен прием и внимательный осмотр пациента, затем анализы, если есть необходимость. Не стоит зря тратить средства и время. Для того, чтобы поставить правильный диагноз и провести эффективное лечение важно уверенно стремиться к цели. Надо быть гото-
вым, что будут взлеты и падения, от назначенного лечения может быть получен волшебный эффект, но за мнимым выздоровлением последует рецидив. К сожалению, в дерматологии рецидив – это частая проблема. Необходимо максимально быстро пересмотреть назначенное лечение.
В своей практике я стараюсь проинструктировать своих клиентов, какие действия они должны осуществить в случае рецидива. Обычно я пишу
определенную инструкцию для владельцев моего пациента, что делать, если вернется зуд или кожные поражения до того, как они смогут привезти своего питомца на прием.

- Какие пациенты наиболее часто бывают у вас на приеме?
- Аллергики, собаки и кошки. Причем это, как правило, действительно сложные пациенты, у которых возникли осложнения, такие как рецидивирующие инфекции, трудно поддающиеся лечению, или проявились побочные эффекты от лечения. Или пациенты, аллергические проявления болезни у которых не поддаются общепринятому лечению. К сожалению, многих из них, можно было гораздо проще контролировать несколько лет назад, до проведения многочисленных курсов антибиотиков или до развития осложнений, вызванных гормонами.

- Вы являетесь председателем научного комитета IVDS. Какую цель вы ставите для себя как научный руководитель?
- Цель нашего дерматологического симпозиума – познакомить слушателей, интересующихся дерматологией, с результатами последних исследований, алгоритмами диагностики и лечения как распространенных патологий кожи, так и редких болезней. Очень приятно отметить, что уровень слушателей
с каждым годом растет. В этом году среди участников симпозиума 2/3 аудитории составили специалисты-дерматологи. Мы планируем в будущем разделить аудиторию на «новичков» и «продвинутый» уровни. Однако сейчас доступно большое количество неспециализированных конференций, вебинаров для начинающих дерматологов.
Я регулярно посещаю зарубежные конгрессы, чтобы не только узнать о новых научных трендах, но и найти подходящих лекторов, специалистов высочайшего класса, которые могли бы на доступном уровне раскрыть сложные вопросы дерматологии для нашей аудитории.

- В марте вы посещали мастер-класс топ-лекторов дерматологии в Давосе (Швейцария). Какова была ваша цель?
- Во-первых, получить новые профессиональные знания от лидеров мнений мирового уровня в области аллергии, лечении сложных случаев отита, контроля аутоиммунных болезней, эффективной антимикробной терапии.
Другой задачей, которую я решала на этой встрече, было обсуждение с Терри Оливри тем лекций будущего симпозиума в Санкт-Петербурге.
И, наконец, сбылась моя мечта побывать в Альпах! Эти горнолыжные склоны существенно отличаются от наших – питерских или финских. Поднявшись на подъемнике на высоту около 2500 м, мне вспомнились слова Чингисхана «Боишься – не делай, делаешь – не бойся, а сделаешь – не жалей!». Это не-
забываемое ощущение, когда ты находишься над облаками. Спускаясь вниз сквозь облако в снежную бездну, открываешь великолепную панораму раскинувшего внизу Давоса. На второй и третий дни спуститься было уже не так страшно, хотя и заметало.
Наверное, мы в жизни слишком много времени тратим на раздумья и сомнения из-за страха. Если есть планы и мечты, то их надо осуществлять уверенно, ничего и никого не боясь. Врач должен быть уверен в своих силах, в том, что он сможет помочь пациенту.
Меня часто спрашивают: «а лекарство не вредно?», я всегда отвечаю, что не существует 100% безопасных и при этом 100%
эффективных препаратов, и каждый организм индивидуален. Лекарственные реакции возможны на все. Но будет ли жив пациент и что за качество жизни у него будет, если мы не будем его лечить? Я всегда стараюсь предоставить клиенту возможность выбора наиболее эффективного и безопасного метода, исходя из его финансовых возможностей.

- Есть ли у вас увлечения?
- Раньше меня не интересовало ничего, кроме работы. Мы уезжали в отпуск с определенным чувством вины перед пациентами. С годами даже любимая работа по 80 часов в неделю стала утомлять, появились первые признаки «синдрома выгорания». Интуитивно я поняла, что надо отвлекаться, так у нас появилась дача. Меня увлек не только ландшафтный дизайн, но и огород. Мы выращиваем овощи для нашей семьи практически на весь год, имеем хороший погреб, а первый урожай картошки в климатических условиях Петербурга получаем в первых числах июня в теплице, построенной мужем.
Наше зимнее увлечение – горные лыжи, детская мечта, воплотившаяся не так давно.
Анна Герке с мужем - Валентином Герке и домашними питомцами Анна Герке с лекторами 7-го IVDS - Ниной Глос (слева) и Ниной Фишер (справа) на фото слева направо: Моника Линек, Анна Герке, Терри Оливри, Клод Фавро. Давос, Швейцария, март 2018 г. на фото : Ральф Мюллер и Анна Герке. Лозанна, Швейцария, 2017 г. Анна Герке с участниками и лекторами 7-го IVDS (9-11 марта 2018 г., Санкт-Петербург) Анна Герке в Давосе, Швейцария
Назад в раздел