Актуальные проблемы здоровья пожилых животных. Возможные пути решения
Актуальные проблемы здоровья пожилых животных. Возможные пути решения
Еще фото

Автор (ы):  О.В. СОЛОВЬЕВА, ветеринарный врач- онколог, реабилитолог сети ветеринарных клиник «Свой Доктор»
Журнал:  №4 - 2016

на правах рекламы


Введение
Старение – разрушительный процесс, который развивается в результате накапливающегося с возрастом повреждающего действия экзогенных и эндогенных факторов, ведущих к недостаточности физиологических функций организма. Старение приводит к ограничению приспособительных возможностей организма, изменению течения физиологических и патологических процессов и развитию возрастной патологии [1, 12].
Процесс старения сам по себе не является болезнью, но включает в себя постепенную и необратимую потерю регенераторных и резервных возможностей основных органов и систем организма, что, в свою очередь, изменяет реакцию организма на стресс и внешние раздражители, а также может способствовать развитию заболеваний. Такие изменения остаются субклиническими до тех пор, пока животное не подвергается нагрузкам, превышающим его функциональные возможности (таким образом, нагрузки, являвшиеся в юности нормальными, становятся с возрастом стрессорными), будь то несчастный случай, инфекции или операция и связанная с ней общая анестезия [1, 14].
Старение – это неизбежный процесс, охватывающий весь организм.

Актуальность проблемы
На сегодняшний день проблемы здоровья гериатрических пациентов становятся все более актуальными. В своей практике ветеринарные врачи часто встречают на приеме владельцев с возрастными животными. Кошки и собаки стареют по-разному. Кошки разных пород обычно стареют одинаково, тогда как старение и продолжительность жизни собак зависят от их размеров. В отличие от своих маленьких собратьев, собаки больших размеров, в целом, живут меньше. Продолжительность жизни собак одинакового размера также зависит от породы. Смешанные породы собак, в среднем, живут дольше, чем чистокровные [19].
Увеличение продолжительности жизни животных стало возможным благодаря комплексным мероприятиям, таким как более внимательное отношение человека к изменениям в поведении или самочувствии домашнего питомца, ранняя диагностика многих болезней, повышение профессионального уровня врачей, появление и применение новых препаратов, специализированное питание, высокая доступность информации как для владельцев, так и для врачей [16, 17, 19].
В настоящее время наблюдается увеличение продолжительности жизни собак и кошек в среднем в полтора раза. Одно из исследований собак в возрасте 11–16 лет без признаков заболеваний показало, что у 28% собак 11–12 лет и 68% собак 15–16 лет присутствует хотя бы один признак синдрома когнитивных дисфункций [18].
Когнитивная дисфункция обусловлена возрастными нейродегенеративными процессами и представляет собой снижение функций коры головного мозга.
Мозг животных и человека и нервная система в целом играют ключевую роль в старении организма и могут с возрастом подвергаться прогрессирующим изменениям, прежде всего износу, на всех уровнях организации – структурно, биохимически и функционально [8].
Значительное число исследований свидетельствует об изменении концентрации и/или обмене нейромедиаторов в мозге. Эти изменения касаются адренергических, дофаминергических и серотонинергических активностей у стареющих животных и человека, а также пептидергических нейронов [1, 11, 20]. Известно, что синапсы могут использовать один или более медиаторов. Возрастная динамика состояния нейромедиаторов всей нервной системы характеризуется скорее «десинхронизацией», чем одинаковым снижением уровня специфических нейромедиаторов.
Чувствительность бета-адренергических рецепторов, связанная с блокадой передающего сигнал аденилат-циклазного комплекса, уменьшается с возрастом [12, 18]. В шишковидной железе, полосатом теле и мозжечке снижается чувствительность к катехоламинам из-за уменьшения сродства бета-адренергических рецепторов к их лигандам.
В клетках нервной системы с возрастом меняется состав липидов, что приводит к снижению вязкости мембран. С возрастом в головном мозге усиливается активность свободнорадикальных процессов и накапливаются мутации ядерной и митохондриальной ДНК [12].
Ярким примером возрастных изменений ритмов служит изменение циклов сон/бодрствование, что в основном зависит от ретикулярной системы. Нарушения стадий сна в старости носят в большей степени качественный, чем количественный характер, и касаются, главным образом, фаз глубокого сна [20].
В среднем после 7 лет собаки и кошки становятся пожилыми и все больше нуждаются в заботе и внимании, а если есть проблемы со здоровьем, то и в дополнительном уходе. Возрастные пациенты требуют к себе особенного отношения со стороны врача. У пожилых животных часто встречаются заболевания, характерные для гериатрических пациентов, нередко с хроническим, осложненным течением. При этом наиболее распространенными поведенческими изменениями у собак являются: деструктивное поведение, нечистоплотность, чрезмерная голосовая активность, нарушение цикла сон-бодрствование, малоподвижность, отказ от еды и игр.
В гериатрии часто присутствует сочетание многих заболеваний, а также синдром взаимного отягощения, что затрудняет диагностику и вызывает сложность в назначении лечения и прогнозировании течения болезней. Врачу необходимо разобраться и дать ответ на вопрос: какое из заболеваний первоначально вызвало каскад изменений в органах и тканях? Каждый из нас знает, насколько бывает тяжело поставить правильный диагноз и, как правило, всегда намного легче подобрать лечение конкретному пациенту после точной диагностики. Проведение полной диагностики у таких пациентов отнимает достаточно много времени и материальных средств владельца. Часто бывает так, что хозяева пожилых животных также являются возрастными людьми, у которых нет ни сил, ни возможности заниматься своими питомцами. Врач зачастую вынужден идти на компромисс между возможностями владельца и необходимым диагностическим поиском и назначать паллиативное симптоматическое лечение для улучшения качества жизни животного. Ожидаемый при этом лечебный эффект не наблюдается. При наличии у пожилого животного «букета» заболеваний назначение большого количества лекарственных препаратов одновременно может вызвать в организме животного ряд нежелательных биохимических реакций. Врачу приходиться делать выбор между предполагаемой пользой от назначенных препаратов и возможными рисками их применения с учетом межлекарственного взаимодействия.
Симптомы и жалобы, с которыми обращаются владельцы пожилых животных, зачастую неспецифичны и являются признаками многих одновременно протекающих в организме расстройств функций органов. Так, например, дисфункция вегетативной нервной системы в старости проявляется многими патофизиологическими изменениями, включая гипотонию, нарушение терморегуляции, желудочно-кишечные расстройства и недержание мочи [13]. В свою очередь, мочеиспускание в неположенном месте для возрастного животного может означать воспаление мочевого пузыря, заболевание почек, атонию мочевого пузыря, простатит, сахарный диабет, слабость сфинктера мочевого пузыря, а также нарушение микроциркуляции головного мозга – когнитивную дисфункцию.
За счет влияния на механизм патогенеза общий для множества патологий большой научно-практический интерес представляет препарат Мексидол-Вет® (2-этил-6-метил-3-гидроксипиридина сукцинат), обладающий поликомпонентным спектром фармакологических эффектов и мультифакторным механизмом действия.
Основываясь на научных данных в области ветеринарной гериатрии, на полученных исследованиях препарата Мексидол-Вет® in vitro, а также многочисленных исследованиях этилметилгидроксипиридин сукцината в медицине, можно сделать вывод:
Мексидол-Вет® обладает антигипоксантным, антиоксидантным и мембранопротекторным действиями, оказывая положительный эффект на процессы энергообразования в клетке, уменьшая продукцию свободных радикалов и восстанавливая активность ферментов антиоксидантной защиты [3, 6].
Механизм действия препарата Мексидол-Вет® заключается в ингибировании чрезмерных свободнорадикальных процессов, восстановлении функций энергетического аппарата клетки, способности вызывать усиление компенсаторной активации аэробного гликолиза и снижать степень угнетения окислительных процессов в цикле Кребса в условиях гипоксии, с увеличением содержания АТФ. Препарат обладает выраженным антигипоксантным, антиоксидантным, мембраностабилизирующим и анксиолитическим действиями [7]. Благодаря своему механизму действия, Мексидол-Вет® оказывает влияние на ключевые базисные звенья патогенеза различных заболеваний, имеет большой спектр эффектов. Существенным преимуществом препарата является то, что он может использоваться внутривенно (струйно или капельно), внутримышечно и перорально, а также обладает высокой биодоступностью и сочетается практически со всеми лекарственными средствами, что является важным условием симптоматического поддерживающего лечения у пациентов старшего возраста [2, 4].

Целью данного исследования явилось проведение сравнительного анализа применения препарата Мексидол-Вет® в комплексном лечении гериатрических пациентов, имеющих схожие клинические признаки когнитивной дисфункции.
Для достижения указанной цели были сформулированы и поставлены следующие задачи.
1. Оценить эффективность препарата Мексидол-Вет® в дозе 10 мг/кг 2 раза в день 5 дней внутривенно болюсно, далее по 10 мг/кг 2 раза в день перорально в таблетированной форме в течение 9 дней у опытной группы животных с клиническими проявлениями когнитивной дисфункции, по сравнению с контрольной группой, в течение 14 дней.
2. Оценить эффективность препарата Мексидол-Вет® в дозе 10 мг/кг 2 раза в день 5 дней внутривенно болюсно, далее по 10 мг/кг 2 раза в день перорально в таблетированной форме до 30 дней у опытной группы животных с клиническими проявлениями когнитивной дисфункции, по сравнению с контрольной группой, в течение 30 дней.

Материалы и методы исследования
Исследование проводилось на базе филиала Люблино и Чертаново CВК «Свой Доктор» и ИВЦ (Инновационный ветеринарный центр при Московской ветеринарной академии им. К.И. Скрябина).
Объектом исследования служили 24 собаки массой 10–20 кг в возрасте от 10 до 14 лет. Животных разделили на две группы – опытная и контрольная, по 12 собак в каждой. В обе группы были включены животные, имеющие субъективно и объективно диагностируемые клинические признаки когнитивной дисфункции: нечистоплотность в доме, чрезмерная голосовая активность, изменение цикла сон-бодрствование, а также с компенсированными сердечно-сосудистыми заболеваниями различного характера. Все животные на момент включения в исследование получали лечение сопутствующих хронических заболеваний.
Параметры когнитивной дисфункции исследуемой и контрольной групп оценивались посредством индивидуального анкетирования владельцев. Каждая анкета содержала физиологические и поведенческие параметры, динамику которых регистрировали на начало, 14-й и 30-й день эксперимента в опытной и контрольной группах.
Физиологические параметры: сонливость, малоподвижность, изменение цикла сон-бодрствование, увеличение продолжительности дневного сна, кратковременный ночной сон, прерывистый сон, частота проявлений нечистоплотности в сутки и в неделю, плохая переносимость изменения температурного режима
Поведенческие параметры: чрезмерная необоснованная вокализация, отказ от активных игр, дезориентация или беспокойство, апатия, раздражительность.
В процессе исследования всем животным были проведены диагностические обследования, которые включали в себя: лабораторную диагностику, рентгенографическое обследование, эхо-кардиографическое и ультразвуковое обследования. Показатели биохимического и общего клинического анализов крови, общего анализа мочи у собак контрольной и опытной группы были в пределах физиологических норм. При остальных обследованиях серьезных отклонений от физиологических норм не выявлено.
Животным опытной группы был назначен препарат Мексидол-Вет® в дозировке по 10 мг/кг 2 раза в день 5 дней внутривенно болюсно, далее по 10 мг/кг 2 раза в день перорально в таблетированной форме до 30 дней общим курсом. Препарат назначался в монорежиме. Для болюсного применения препарат Мексидол-Вет® первоначально разводили раствором натрия хлорида 0,9% в 4 и более раз. Вводили медленно, следя за самочувствием и реакцией животного.
Изменения в лечении животных контрольной группы не проводилось. Мексидол-Вет® не назначался.
На 14-й и 30-й день после начала приема препарата Мексидол-Вет® проводили клинический осмотр животных обеих групп, лабораторные исследования крови и мочи. Результаты лабораторных исследований находились в пределах физиологических норм.

Результаты исследований
В результате оценки сравнительного применения препарат Мексидол-Вет® в комплексном лечении гериатрических пациентов со схожими клиническими признаками когнитивной дисфункции выраженных побочных эффектов и осложнений не выявлено на протяжении всего курса лечения. При контрольных осмотрах животных из обеих групп вновь появившихся проблем обнаружено не было.
1. Анализ результатов на 14-й день исследований в опытной группе, где был назначен препарат Мексидол-Вет® в дозе 10 мг/кг 2 раза в день 5 дней внутривенно болюсно, далее по 10 мг/кг 2 раза в день перорально в таблетированной форме в течение 9 дней, показал:
• значительное снижение частоты и остроты клинических проявлений когнитивной дисфункции у 75% животных (9 собак из 12), также была получена субъективная положительная оценка владельцев об изменениях поведения собаки, по итогам индивидуального анкетирования;
• у 16,7% животных (2 собаки из 12) незначительно снизилась частота и острота клинических проявлений когнитивной дисфункции. По оценкам владельцев этих животных, эффект от применения препарата был недостаточно удовлетворительным;
• у 8,3% (1 собака из 12) вовсе не было отмечено положительной динамики;
• в контрольной группе животных поведенческие проблемы оставались на прежнем уровне.

2. Анализ результатов на 30-й день исследования в опытной группе, где был назначен препарат Мексидол-Вет® в дозе 10 мг/кг 2 раза в день 5 дней внутривенно болюсно, далее по 10 мг/кг 2 раза в день перорально в таблетированной форме до 30 дней, показал, что:
• в опытной группе у 83,4% животных (10 собак из 12) практически не наблюдаются клинические проявления когнитивной дисфункции;
• у 8,3% (1 собака из 12) снизилась частота и острота клинических проявлений когнитивной дисфункции – эффект от применения препарата, по оценкам владельцев, был вполне удовлетворительным;
• у 8,3% (1 собака) вовсе не было отмечено положительной динамики;
• в контрольной группе животных поведенческие проблемы оставались на прежнем уровне.

Заключение
Таким образом, на основании данного исследования можно утверждать, что Мексидол-Вет® является эффективным корригирующим средством при проявлении возрастных изменений у животных, восполняет резервные и функциональные возможности основных органов и систем организма за счет выраженного мембраностабилизирующего, антигипоксантного действия и угнетения свободнорадикальных процессов.
На основании полученных результатов можно рекомендовать применение препарата Мексидол-Вет® для снижения проявлений когнитивной дисфункции (поддерживающего симптоматического лечения гериатрических пациентов), в том числе в составе комплексной терапии с целью повышения ее эффективности у собак старше 10 лет в дозировке по 10 мг/кг 2 раза в день 5 дней внутривенно, далее по 10 мг/кг 2 раза в день перорально в таблетированной форме до 30 дней общим курсом.
Производителем рекомендовано применение препарата Мексидол-Вет® в ветеринарной гериатрии собакам и кошкам старше 7 лет по следующей схеме: инъекции - в дозе 20 мг/кг массы животного в сутки в течение 5–7 дней с последующим переходом на таблетки – в дозе 10 мг/кг массы животного в сутки в течение 15–30 дней.
Повторение курсов с интервалом 3–4 месяца [7].

Литература
1. Анисимов В.Н. Молекулярные и физиологические механизмы старения. Спб.: Наука, 2008. Т.1, изд.2. 481 с.
2. Воробьев А.А Болезнь Альцгеймера: перспективы диагностики и лечения. Неврология. РМЖ. 2009; 17 (6): 1–4.
3. Желев Н.М. Применение Мексидола в лечении больных наследственными нервно-мышечными заболеваниями. Бюллетень экспериментальной биологии и медицины / Пустозеров В.Г., Сайкова Л.А. Прил. 1, 2006. С. 22–27.
4. Кашин А.В. Эффективность и безопасность Мексидола в лечении когнитивной дисфункции у пациентов, перенесших ишемический инсульт. Бюллетень экспериментальной биологии и медицины. Прил. 1. 2012. С. 34–36.
5. Кирк Р. Современный курс ветеринарной медицины Кирка. Практика ветеринарного врача / Бонагура Д. М.: Аквариум-принт, 2005. 1370 с.
6. Лисицкая К.В. Цитопротективный и антиоксидантный эффект препарата «Мексидол-Вет®» на культивируемых клетках человека и собаки. Отчет НИР на базе лаборатории биомедицинских исследований ИНБИ РАН, к.б.н. 2014.
7. ООО «НПК «Фармасофт». Утвержденная инструкция по применению препарата Мексидол-Вет®.
8. Поспелова О.С. Фармакологическая коррекция когнитивных расстройств у стареющих собак. Молодежь и наука. 2014; 3.
9. Хорвитц Д., Миллс Д., Хит С. Руководство по поведенческой медицине собак и кошек. М.: Софион, 2005. 368 с.
10. Ershler W.B. Balducci L., Lyman G. H. In Comprehensive Geriatric. Extermann. Oncology. London: Taylor and Francis Group, 2004. P. 147–157.
11. Boari A., Aste G. Diagnosis and management of geriatric canine endocrine disorders. Vet Res Commun. 2003; 27(Suppl 1): 543–554.
12. Campisi J. Cellular senescence and apoptosis: how cellular responses might influence aging phenotypes.Exp. Gerontol. 2003; 38: 5–11.
13. Carpenter R.E., Pettifer G.R., Tranquilli W.J. Anesthesia for geriatric patients. Vet Clin North Am Small Anim Pract. 2008; 35: 571–580.
14. Cummings B., Head E., Ruehl W., Milgram N., Cotman C. The canine as an animal model of human aging and dementia.Neurobiol Aging. 1996; 17(2): 259–268.
15. Guinness World Records, Bantam, Reprintedition, 2010. P. 320.
16. Guinness World Records. Oldest dog. Retrieved 8 May 2011.
17. Nielson J.C., Hart B.L., Cliff K.D. et al. Prevalence of behavioral changes associated with agerelated cognitive impairment in dogs. Vet Med Assoc.. J Am. 2001: 1787–1791.
18. Patronek G.J., Waters D.J., Glickman L.T., Gerontol A.J. Comparative longevity of pet dogs and humans: implications for gerontology research.Bio Sci Med Sci. 1997; 52(3): 171–178.
19. Von Zglinicki T., Burkle A., Kirkwood T.B.L. DNA damage and ageing — an integrative approach. Stress. /Exp. Gerontol. 2001; 36: 1049–1062.

Назад в раздел