Инфекции кожи мелких домашних животных, вызванные мультирезистентными стафилококками (Staphylococcus spp.), – факторы риска, возможность зооноза, гигиенические меры для предотвращения развития резистентности
Инфекции кожи мелких домашних животных, вызванные мультирезистентными стафилококками (Staphylococcus spp.), – факторы риска, возможность зооноза, гигиенические меры для предотвращения развития резистентности
Еще фото

Автор (ы):  Monika Linek, Dr. med vet., Dipl ECVD, Tierärztliche Spezialisten, Rodigallee 85, D- 22043 Hamburg
Журнал:  №3 - 2017

Перевод с английского Анны Герке

Инфекции кожи, вызванные S. pseudintermedius являются наиболее распространенной патологией кожи у собак, такие как поверхностная и глубокая пиодермия, отит или инфицированные раны кожи.  В последние десять лет возникла серьезная проблема для ветеринарных дерматологов - Staphylococcus pseudintermedius, устойчивый к метициллину (MRSP). Мультирезистентный штамм легко приобретает и другие гены устойчивости, особенно в условиях клиники при постоянном использовании антимикробных препаратов, поэтому устойчивые к метициллину стафилококки часто устойчивы не только ко всем β-лактамным антибиотиков, включая цефалоспорины, карбапинемы, но и к аминогликозидам, фторхинолонам, тетрациклинам и хлорамфениколу. Для успешной деколонизации и эффективного лечения необходим контроль за распространением возбудителя, а также соблюдение гигиенических мер.

Skin infections with S. pseudintermedius are one of the most frequent problems in the dogs. Clinical presentations are any sort of superficial and deep pyoderma, ear and wound infections. In the last ten years meticillin-resistant Staphylococcus pseudintermedius (MRSP) has emerged as a major challenge for veterinary dermatologists. Such strains easily acquire many resistance genes, particularly in hospital environments under selective pressure from antimicrobial use and meticillin-resistant staphylococci are often resistant to a wide range of antimicrobials it resistant to all β-lactam antibiotics including cephalosporins and carbapenems, often resistant and to aminoglycosides, fluoroquinolones, tetracyclines, chloramphenicol too. For successful decolonisation and effective treatment should establish environmental control as well as hygiene measures are essential. 

 Благодаря филогенетическому анализу, результаты которого были опубликованы в 2007 г., изоляты Staphylococcus intermedius, описанные ранее как один вид, были разделены на три различных вида: S. intermedius, S. pseudintermedius и S. delphini, которые вместе были объединены в группу, названную «Staphylococcus intermedius group» (SIG) [1, 2]. В связи с этими изменениями в классификации все изоляты стафилококков этой группы, полученные от собак, было принято называть S. pseudintermedius.
Собака считается естественным хозяином Staphylococcus pseudintermedius, являющегося комменсалом как на коже, так и на кожно-слизистых границах, таких как нос, рот и перианальная область [3]. Кроме того, S. pseudintermedius часто выявляют в качестве возбудителя при отитах и других инфекционно-воспалительных процессах у собак [4, 5]. Кошки не рассматриваются в роли естественных хозяев, частота обнаружения бактерий этой группы у кошек значительно ниже, чем у собак [3]. Установлено, что у кошек инфекции кожи и отиты чаще вызваны S. haemolyticus и S. felis⁄S. simulans, чем S. pseudintermedius.
Человек является естественным хозяином S. aureus, но колонизация и заражение S. pseudintermedius были описаны у людей, имевших тесный контакт с домашними собаками [6].

Клинические проявления инфекций кожи, вызванных Staphylococcus spp.
Инфекции кожи, вызванные S. pseudintermedius, являются наиболее распространенной патологией кожи у собак [7]. При этом клиническими диагнозами могут быть как поверхностная, так и глубокая пиодермия, отит или инфицированные раны кожи.
Тем не менее, нет различий в тяжести течения инфекционного процесса в зависимости от того, какими штаммами стафилококка вызвана пиодерма – чувствительного к различным антибиотикам или штаммом с множественной лекарственной резистентностью.

До недавнего времени неудачи в лечении стафилококковой пиодермии было принято связывать с недостаточной дозировкой и продолжительностью лечения антибиотиками или отсутствием контроля основных первичных заболеваний, таких как аллергия, паразитарная инвазия, эндокринопатия или болезни, связанные с нарушением кератинизации, поскольку любая пиодермия считается вторичным осложнением.
Что означает устойчивость к метициллину?

Есть множество антибиотиков различных групп, использование которых лицензировано для лечения мелких домашних животных. Наиболее распространенными общими побочными эффектами антибиотиков являются желудочно-кишечные расстройства, которые редко значимы или представляют угрозу для жизни. В последние десять лет возникла новая серьезная проблема для ветеринарных дерматологов – Staphylococcus pseudintermedius, устойчивый к метициллину (MRSP). Учитывая его лекарственную резистентность ко многим антибиотикам, лечение инфекции, вызванной MRSP, может быть более сложным и продолжительным.
Метициллин – первый полусинтетический β-лактамный антибиотик, который был использован в конце 1950-х гг. для лечения инфекций, вызванных резистентными к пенициллину штаммами S. aureus у людей. Спустя два года описаны первые инфекции, вызванные S. aureus (MRSA), не поддающиеся лечению метициллином. Тогда установили, что MRSA устойчив не только к метициллину, но и ко многим доступным лекарственным препаратам того времени, а позднее у этого микроорганизма возникла резистентность и к недавно открытым антибиотикам. Несмотря на то, что метициллин больше не используется в гуманной медицине или в ветеринарии, устойчивость к метициллину служит маркером для множественной резистентности к лекарственным средствам. В настоящее время в качестве индикатора устойчивости к β-лактаму используют более стабильный оксациллин, при этом термин «резистентность к метициллину» остается. Ген, приводящий к развитию мультирезистентности (mecA), кодирует пенициллинсвязывающий белок (PBP2) на стенке бактериальной клетки, что делает ее устойчивой не только к метициллину, но и ко всем β-лактамным антибиотикам, включая цефалоспорины и карбапенемы [8].
Этот ген mecA расположен на участке генома с непостоянной локализацией – стафилококковой хромосомной кассете (SCC mec). Кроме того, такие штаммы легко приобретают и другие гены устойчивости, особенно в больничных условиях при постоянном использовании антимикробных препаратов. Поэтому устойчивые к метициллину стафилококки часто резистентны к широкому спектру антибиотиков [9].
Одновременно были описаны два основных генетически различных мультирезистентных штамма S. рseudintermedius (MRSP) – один в США (ST68) и один в Европе (ST71) [10, 11]. Это указывает на то, что несколько клонов стафилококков приобретают устойчивость к метициллину и быстро распространяются среди популяции, а не возникают каждый раз de novo из чувствительного к метициллину S. pseudintermedius (MSSP). Оба штамма оказались резистентными к ряду лекарственных препаратов с некоторым различием в чувствительности. Так, в Северной Америке многие MRSP все еще чувствительны к хлорамфениколу, рифампицину и амикацину, тогда как в Европе MRSP часто устойчив к хлорамфениколу, но восприимчив к фузидиевой кислоте и доксициклину/миноциклину.

Распространение и факторы риска
В Европе первые случаи инфекций кожи, вызванных MRSP, были описаны в 2007 г., когда MRSP был выделен из 23% всех представленных образцов одной референсной клиники в течение года [12]. В США в период с 2003 по 2004 гг. 17% всех выделенных штаммов стафилококков были представлены MRSP [13]. С тех пор MRSP непрерывно распространяется по всему миру, и, по данным многочисленных исследований, инфекции, вызванные мультирезистентными стафилококками, выявляются практически повсеместно [14–18].

Изредка MRSP может быть обнаружен и у здоровых собак и кошек, частота его обнаружения зависит от выборки животных и варьирует от очень низких, близких к нулю, показателей у собак, поступающих на прием к врачам частной практики и в питомниках, до 17% пациентов крупных госпиталей и референсных центров [19–22]. Факторы риска для колонизации MRSP недостаточно изучены и, по некоторым данным, противоречивы. В одном крупном исследовании, в котором участвовали 814 собак, госпитализированных в небольшую клинику для животных в Германии, было доказано, что лечение в стационаре, за несколько месяцев предшествовавшее взятию пробы, и системная терапия глюкокортикоидами предрасполагают к колонизации MRSP [19]. По другим данным (Beck, 2012), напротив, установлена тенденция к уменьшению вероятности заражения MRSP у собак, получавших глюкокортикоиды или циклоспорин [23]. Поскольку известно, что аллергические болезни кожи благоприятствуют стафилококковой инфекции, а аллергия обычно контролируется глюкокортикоидами, возможно, что контроль основного воспаления и зуда у этих пациентов снижает риск вторичных инфекций и способствует меньшему использованию антибактериальных средств. Вполне возможно, что аллергический дерматит, являясь хронической болезнью кожи, которую часто лечат антибиотиками совместно с глюкокортикоидами, также является фактором риска заражения MRSP [24]. Было показано, что антимикробная терапия, хирургические вмешательства, госпитализация и хронические заболевания являются факторами риска заражения MRSP при хронических кожных и раневых инфекциях. Антибактериальная терапия перед отбором проб также была определена как фактор риска заражения MRSP у госпитализированных собак в одном контрольном исследовании [9, 20], в то время как в других исследованиях применение антибиотиков перед отбором проб не выявило связи между развитием инфекции MRSP и предшествующей антимикробной терапией [23, 24]. Что касается передачи и заражения MRSP, вероятно, MRSP колонизирует и здоровых животных, как и MSSP, а инфекция развивается вторично, в качестве осложнения какого-либо основного заболевания [25]. Исследования факторов риска инфекции MRSP у кошек очень ограничены, так как кошки реже страдают от стафилококковых инфекций. Тем не менее, одно исследование показало, что кошки, проходящие лечение в стационаре хирургического отделения по поводу ран или болезней, не связанных с поражением кожи, подвергались большему риску заражения MRSP по сравнению с MSSP [24]. Поскольку госпитализация и посещение ветеринарной клиники являются факторами риска заражения MRSP, следует рассматривать MRSP как госпитальную инфекцию, и это указывает на сходство госпитальных инфекций в ветеринарии и медицине человека, в частности, эпидемиологии мультирезистентного золотистого стафилококка (MRSА). Специализированная дерматологическая клиника может являться источником передачи MRSP при контакте животных, которые не прошли эмпирическую терапию и/или имеют рецидивирующие и хронические болезни кожи, нуждающиеся в повторной антимикробной терапии. Например, в двух референсных дерматологических клиниках среди собак с пиодермией, проходящих первичное обследование, частота выявления MRSP составила 40,5% и 43,1% соответственно [23, 25]. Из 60 собак, у которых была выявлена инфекция MSSP при первичном обращении, 38,3% оставались носителями MRSP на коже при дальнейшем наблюдении [23]. Возможно, колонизации MRSP у этих пациентов способствовала проводимая антибактериальная терапия, сохранение возбудителя в окружающей среде, часто посещаемой собаками, но нельзя исключить заражение собак в условиях ветеринарной клиники.
Контроль инфекций, вызванных MRSP
При лечении пиодермии, вызванной MRSP, следует руководствоваться теми же основными принципами, что и при лечении инфекций, вызванных восприимчивыми к антибиотикам стафилококками. Диагностика и контроль первичной причины имеют большое значение, в ином случае инфекция будет трудно поддаваться лечению и рецидивировать.
Наиболее распространенный в Европе штамм MRSP проявляет устойчивость ко всем β-лактамным антибиотикам, включая цефалоспорины, амоксициллин-клавуланат, аминогликозиды, макролиды, линкозамиды, тетрациклины и фторхинолоны. Несмотря на множественную резистентность, обычно определяется один или несколько эффективных антибиотиков, таких как хлорамфеникол, триметоприм/сульфаметоксазол, амикацин, рифампицин, фузидиевая кислота и, иногда, доксициклин [11, 12, 17, 26, 27]. Устойчивость к ванкомицину, тейкопланину и линезолиду не была выявлена у MRSP, но настоятельно рекомендуется не использовать эти антибиотики у животных по этическим соображениям [11], поскольку они должны быть зарезервированы для лечения инфекций, вызванных MRSA у людей.
Системная терапия кожных инфекций должна основываться на бактериологии, при этом может потребоваться расширенное тестирование восприимчивости в лаборатории [28]. Продолжительность лечения пиодермии, вызванной MRSP, такая же, как при инфекциях MSSP, и должна превышать клиническую и цитологическую ремиссию как минимум на 10 дней в случаях поверхностной пиодермии или дольше при глубокой пиодермии [14, 29]. Кроме того, некоторые результаты положительного тестирования восприимчивости in vitro могут быть неэффективными в естественных условиях in vivo.
Местная терапия всегда необходима в сочетании с системной, чтобы сократить время лечения и уменьшить распространение находящихся на поверхности бактерий. В недавнем исследовании эффективности шампуней in vitro, как в случаях пиодермии, вызванной MSSP, так и MRSP, наиболее эффективными для местной антибактериальной терапии оказались шампуни, содержащие хлоргексидин, по сравнению с бензоилпероксидом, этилактатом, хлороксиленом, уксусной и борной кислотой [30]. В качестве местной антибактериальной терапии также можно использовать мупироцин, низин и фузидиевую кислоту, в зависимости от результатов тестирования чувствительности.
Риск зооноза
Исследования колонизации и адгезии стафилококков показали, что у собак в основном обнаруживают колонизацию S. pseudintermedius, тогда как у людей преобладает колонизация стафилококками S. aureus и S. epidermidis. Колонизация здоровых людей MSSP встречается очень редко. Мультирезистентный стафилококк, напротив, выявлен у 4–13% владельцев домашних животных, больных пиодермией, вызванной MRSP, при этом генетическая идентичность ряда изолятов является доказательством возможности межвидовой передачи [32, 33]. При обследовании ветеринарных врачей и персонала ветеринарных клиник в 3–5,3% смывов со слизистой носовой полости был выявлен MRSP [34]. Кроме того, имеются данные о случаях инфекции MRSP у людей [35, 36].
Профилактика
В настоящее время в некоторых клиниках, особенно в специализированных дерматологических центрах, все чаще причиной пиодермии являются стафилококки, устойчивые к метициллину. К сожалению, наблюдается тенденция дальнейшего распространения MRSP. Исследования показали, что у собак, зараженных MRSP, на протяжении года после клинического выздоровления результаты посева могут оставаться положительными [37], поэтому любая собака, у которой был выявлен мультирезистентный стафилококк, должна рассматриваться как потенциальный источник инфекции.
Поскольку MRSP обладает потенциалом для получения многочисленных генов устойчивости ко многим противомикробным препаратам, рекомендуется предусмотреть разумное использование как системных, так и местных антибиотиков, чтобы предотвратить развитие устойчивости. Важную роль играет ранняя диагностика инфекции MRSP с целью ограничения использования антибиотиков в ветеринарной медицине исключительно случаями, когда лечение без антибиотика не представляется возможным.
Рекомендуется установить строгое соблюдение гигиены в клинике, а также внедрить комплексное обучение владельцев для предотвращения распространения MRSP. Гигиена рук играет ключевую роль в предотвращении распространения MRSP. Мытье рук в течение 3–5 минут до и после осмотра каждого пациента оказалось достаточно эффективным для предотвращения передачи MRSA, однако это затруднительно на практике. Дезинфекция рук путем втирания спиртсодержащего геля в течение более чем 1,5 минут также эффективна, но надо помнить, что наличие загрязнений снижает эффективность антисептика. В любом случае, дезинфекция рук должна производиться до и после любого контакта с животным (после снятия перчаток). При контакте с пациентом с MRSP всегда следует использовать перчатки, при этом важно помнить, что перчатки не смогут предотвратить передачу инфекции, если не будут использоваться должным образом.
Примерно в 5–10% ветеринарных клиник или стационаров была выявлена контаминация мультирезистентными микроорганизмами объектов окружающей среды, включая весы, телефоны, компьютерные клавиатуры, одежду [32, 38–41]. Кроме того, на данный момент имеются данные о длительной выживаемости стафилококков на объектах окружающей среды, так, MRSP был выявлен с поверхностей помещения, где содержалось животное, спустя 6 месяцев после его выздоровления. Интересно отметить, что при исследовании проб с помещений, где контакт с зараженным животным был исключен, в 6 из 12 домашних хозяйств были получены положительные результаты [40]. Контаминацию МРSА обнаруживают на исследованных поверхностях почти во всех больницах, в том числе в течение нескольких месяцев даже на сухих поверхностях [42, 43]. До сих пор имеется недостаточно исследований, подтверждающих, что MRSP может проявлять резистентность к антисептикам, используемым для дезинфекции поверхностей. Вполне вероятно, что контроль над распространением инфекций в окружающей среде зависит, в основном, от соблюдения инструкций, однако конкретных доказательств не хватает. В любом случае, меры по изоляции больных животных в ветеринарных клиниках оправданы, поскольку имеются данные, что здоровые собаки и кошки, контактирующие с зараженными MRSP животными, могут с достаточно высокой степенью вероятности (36% и 31% соответственно) подвергнуться заражению MRSP [40]. В ветеринарной клинике должны быть разработаны инструкции по работе с персоналом, например, прием по расписанию пациентов с MRSP в конце официальных часов работы клиники, избегая длительного пребывания пациента с MRSP в приемной, или выделение отдельного помещения в клинике для проведения процедур таким пациентам. Наконец, владельцы должны быть уведомлены о том, что заражение других домашних животных и контаминация домашней среды является возможным источником рецидива инфекции. Таким образом, контроль над распространением возбудителя в домашних условиях, а также гигиена рук необходимы для успешной деколонизации и эффективного лечения.

Литература
1. Sasaki T., Kikuchi K., Tanaka Y., Takahashi N., Kamata S., Hiramatsu K. Methicillin-resistant Staphylococcus pseudintermedius in a veterinary teaching hospital. J Clin Microbiol. 2007 Apr; 45(4): 1118–25.
2. Bannoehr J., Ben Zakour N.L., Waller A.S., Guardabassi L., Thoday K.L., van den Broek A.H.M., et al. Population genetic structure of the Staphylococcus intermedius group: insights into agr diversification and the emergence of methicillin-resistant strains. J Bacteriol. American Society for Microbiology. 2007 Dec; 189(23): 8685–92.
3. Bannoehr J., Guardabassi L. Staphylococcus pseudintermedius in the dog: taxonomy, diagnostics, ecology, epidemiology and pathogenicity. Vet Dermatol. 2012 Aug; 23(4): 253–e52.
4. McEwan N.A., Mellor D., Kalna G. Adherence by Staphylococcus intermedius to canine corneocytes: a preliminary study comparing noninflamed and inflamed atopic canine skin. Vet Dermatol. Blackwell Publishing Ltd. 2006 Apr; 17(2): 151–4.
5. Simou C., Thoday K.L., Forsythe P.J., Hill P.B. Adherence of Staphylococcus intermedius to corneocytes of healthy and atopic dogs: effect of pyoderma, pruritus score, treatment and gender. Vet Dermatol. Blackwell Science Ltd. 2005 Dec; 16(6): 385–91.
6. Wang N., Neilan A.M., Klompas M. Staphylococcus intermedius infections: case report and literature review. Infect Dis Rep. 2013 Jan 22; 5(1): e3.
7. Foster A., Loeffler A. Staphylococcal skin diseases in animals. Vet Dermatol. 2012 Aug; 23(4): 251–2.
8. van Duijkeren E., Catry B., Greko C., Moreno M.A., Pomba M.C., Pyörälä S., et al. Review on methicillin-resistant Staphylococcus pseudintermedius. J Antimicrob Chemother. 2011 Dec; 66(12): 2705–14.
9. Weese J.S., Faires M.C., Frank L.A., Reynolds L.M., Battisti A. Factors associated with methicillin-resistant versus methicillin-susceptible Staphylococcus pseudintermedius infection in dogs. J Am Vet Med Assoc. 2012 Jun 15; 240(12): 1450–5.
10. Bannoehr J., Franco A., Iurescia M., Battisti A., Fitzgerald J.R. Molecular diagnostic identification of Staphylococcus pseudintermedius. J Clin Microbiol. American Society for Microbiology. 2009 Feb; 47(2): 469–71.
11. Perreten V., Kadlec K., Schwarz S., Grönlund Andersson U., Finn M., Greko C., et al. Clonal spread of methicillin-resistant Staphylococcus pseudintermedius in Europe and North America: an international multicentre study. J Antimicrob Chemother. 2010 Jun; 65(6): 1145–54.
12. Loeffler A., Linek M., Moodley A., Guardabassi L., Sung J.M.L., Winkler M., et al. First report of multiresistant, mecA-positive Staphylococcus intermedius in Europe: 12 cases from a veterinary dermatology referral clinic in Germany. Vet Dermatol. 2007 Dec; 18(6): 412–21.
13. Morris D.O., Rook K.A., Shofer F.S., Rankin S.C. Screening of Staphylococcus aureus, Staphylococcus intermedius, and Staphylococcus schleiferi isolates obtained from small companion animals for antimicrobial resistance: a retrospective review of 749 isolates (2003?04). Vet Dermatol. 2006 Oct; 17(5): 332–7.
14. Frank L.A., Loeffler A. Meticillin-resistant Staphylococcus pseudintermedius: clinical challenge and treatment options. Vet Dermatol. 2012 Aug; 23(4): 283–91–e56.
15. Ruscher C., Lübke-Becker A., Wleklinski C-G., Soba A., Wieler L.H., Walther B. Prevalence of Methicillin-resistant Staphylococcus pseudintermedius isolated from clinical samples of companion animals and equidaes. Vet Microbiol. 2009 Apr 14; 136(1-2): 197–201.
16. Onuma K., Tanabe T., Sato H. Antimicrobial resistance of Staphylococcus pseudintermedius isolates from healthy dogs and dogs affected with pyoderma in Japan. Vet Dermatol. 2012 Feb; 23(1): 17–22–e5.
17. De Lucia M., Moodley A., Latronico F., Giordano A., Caldin M., Fondati A., et al. Prevalence of canine methicillin resistant Staphylococcus pseudintermedius in a veterinary diagnostic laboratory in Italy. Research in Veterinary Science. 2011 Dec; 91(3): 346–8.
18. Wang Y., Yang J, Logue CM, Liu K, Cao X, Zhang W, et al. Methicillin-resistant Staphylococcus pseudintermedius isolated from canine pyoderma in North China. J Appl Microbiol. 2012 Apr;112(4):623–30.
19. Nienhoff U., Kadlec K., Chaberny I.F., Verspohl J., Gerlach G.-F., Schwarz S., et al. Methicillin-resistant Staphylococcus pseudintermedius among cats admitted to a veterinary teaching hospital. Vet Microbiol. 2011 Dec 15; 153(3–4): 414–6.
20. Nienhoff U., Kadlec K., Chaberny I.F., Verspohl J., Gerlach G.-F., Kreienbrock L., et al. Methicillin-resistant Staphylococcus pseudintermedius among dogs admitted to a small animal hospital. Vet Microbiol. 2011 May 12; 150(1–2): 191–7.
21. Gingrich E.N., Kurt T., Hyatt D.R., Lappin M.R., Ruch-Gallie R. Prevalence of methicillin-resistant staphylococci in northern Colorado shelter animals. J Vet Diagn Invest. 2011 Sep; 23(5): 947–50.
22. Weese J.S. Staphylococcal control in the veterinary hospital. Vet Dermatol. Blackwell Publishing Ltd; 2012 Aug; 23(4): 292–8–e57–8.
23. Beck K.M., Waisglass S.E., Dick H.L.N., Weese J.S. Prevalence of meticillin-resistant Staphylococcus pseudintermedius (MRSP) from skin and carriage sites of dogs after treatment of their meticillin-resistant or meticillin-sensitive staphylococcal pyoderma. Vet Dermatol. 2012 Aug; 23(4): 369–75–e66–7.
24. Lehner G., Linek M., Bond R., Lloyd D.H., Prenger-Berninghoff E., Thom N., et al. Case-control risk factor study of methicillin-resistant Staphylococcus pseudintermedius (MRSP) infection in dogs and cats in Germany. Vet Microbiol. 2014 Jan 10; 168(1): 154–60.
25. Bryan J., Frank L.A., Rohrbach B.W., Burgette L.J., Cain C.L., Bemis D.A. Treatment outcome of dogs with meticillin-resistant and meticillin-susceptible Staphylococcus pseudintermedius pyoderma. Vet Dermatol. 2012 Aug; 23(4): 361–8–e65.
26. Kadlec K., Schwarz S. Antimicrobial resistance of Staphylococcus pseudintermedius. Vet Dermatol. 2012 Aug; 23(4): 276–82–e55.
27. Moodley A., Damborg P., Nielsen S.S. Antimicrobial resistance in methicillin susceptible and methicillin resistant Staphylococcus pseudintermedius of canine origin: Literature review from 1980 to 2013. Vet Microbiol. 2014 Feb 18.
28. Papich M.G. Selection of antibiotics for meticillin-resistant Staphylococcus pseudintermedius: time to revisit some old drugs? Vet Dermatol. 2012 Aug; 23(4): 352–60–e64.
29. Kadlec K., van Duijkeren E., Wagenaar J.A., Schwarz S. Molecular basis of rifampicin resistance in methicillin-resistant Staphylococcus pseudintermedius isolates from dogs. J Antimicrob Chemother. 2011 Jun; 66(6): 1236–42.
30. Young R., Buckley L., McEwan N., Nuttall T. Comparative in vitro efficacy of antimicrobial shampoos: a pilot study. Vet Dermatol. 2012 Feb; 23(1): 36–40–e8.
31. Murayama N., Terada Y., Okuaki M., Nagata M. Dose assessment of 2% chlorhexidine acetate for canine superficial pyoderma. Vet Dermatol. 2011 Oct; 22(5): 449–53.
32. van Duijkeren E., Kamphuis M., van der Mije I.C., Laarhoven L.M., Duim B., Wagenaar J.A., et al. Transmission of methicillin-resistant Staphylococcus pseudintermedius between infected dogs and cats and contact pets, humans and the environment in households and veterinary clinics. Vet Microbiol. 2011 Jun 2; 150(3-4): 338–43.
33. Frank L.A., Kania S.A., Kirzeder E.M., Eberlein L.C., Bemis D.A. Risk of colonization or gene transfer to owners of dogs with meticillin-resistant Staphylococcus pseudintermedius. Vet Dermatol. 2009 Oct; 20(5-6): 496–501.
34. Morris D.O., Boston R.C., O'Shea K., Rankin S.C. The prevalence of carriage of meticillin-resistant staphylococci by veterinary dermatology practice staff and their respective pets. Vet Dermatol. 2010 Aug; 21(4): 400–7.
35. Human infection associated with methicillin-resistant Staphylococcus pseudintermedius ST71. J Antimicrob Chemother. Oxford University Press. 2010 Sep; 65(9): 2047–8.
36. Savini V., Barbarini D., Polakowska K., Gherardi G., Białecka A., Kasprowicz A., et al. Methicillin-resistant Staphylococcus pseudintermedius infection in a bone marrow transplant recipient. J Clin Microbiol. American Society for Microbiology; 2013 May; 51(5): 1636–8.
37. Windahl U., Reimegård E., Holst B.S., Egenvall A., Fernström L., Fredriksson M., et al. Carriage of methicillin-resistant Staphylococcus pseudintermedius in dogs - a longitudinal study. BMC Vet Res. 2012; 8(1): 34.
38. Singh A., Walker M., Rousseau J., Monteith G.J., Weese J.S. Methicillin-resistant staphylococcal contamination of clothing worn by personnel in a veterinary teaching hospital. Vet Surg. 2013 Aug; 42(6): 643–8.
39. Julian T., Singh A., Rousseau J., Weese J.S. Methicillin-resistant staphylococcal contamination of cellular phones of personnel in a veterinary teaching hospital. BMC Res Notes. 2012; 5(1): 193.
40. Laarhoven L.M., de Heus P., van Luijn J., Duim B., Wagenaar J.A., van Duijkeren E. Longitudinal study on methicillin-resistant Staphylococcus pseudintermedius in households. PLoS ONE. 2011; 6(11): e27788.
41. Kimberly S., Coyner D.D. Managing MRSA, MRSP, and MRSS dermatologic infections in pets. Veterinary medicine. Advanstar Communications Inc. 2013 Jan 1: 1–8.
42. Creamer E., Shore A.C., Deasy E.C., Galvin S., Dolan A., Walley N., et al. Air and surface contamination patterns of meticillin-resistant Staphylococcus aureus on eight acute hospital wards. J Hosp Infect. 2014 Mar; 86(3): 201–8.
43. van Cleef B.A.G.L., van Benthem B.H.B., Verkade E.J.M., van Rijen M., Kluytmans-van den Bergh M.F.Q., Schouls L.M., et al. Dynamics of methicillin-resistant Staphylococcus aureus and methicillin-susceptible Staphylococcus aureus carriage in pig farmers: a prospective cohort study. Clin Microbiol Infect. 2014 Feb 4
Назад в раздел