nvc866x136September.png

Интересные клинические случаи
Интересные клинические случаи
Еще фото

Автор (ы):  НИНА ФИШЕР/NINA FISCHER Dipl, ECVD, Clinic for Small Animal Internal Medicine. Dermatology Unit. Vetsuisse Faculty in Zurich. Switzerland
Журнал:  №1 - 2018

Материалы 7-го IVDS, 9-10 марта 2018 г., Санкт-Петербург, организатор - научно-практический журнал VetPharma

перевод c английского Анны Герке

Клинический случай гистоплазмоза у кошки
Введение
Histoplasma capsulatum распространена повсеместно, но сообщения о гистоплазмозе в Европе остаются редкими. Мы представляем второй отчет о гистоплазмозе у кошки в Европе и, насколько нам известно, первый случай инфицирования кошки гистоплазмозом, по-видимому, ограниченным только кожей.
История болезни
В отделение дерматологии поступил 6-летний кастрированный кот, выходящий на улицу, с поражениями кожи, которые развивались более 1 месяца назад и представляли собой несколько папул и узелков в области головы и шеи. Клинический осмотр не выявил нарушений общего состояния. Цитологическое исследование изъязвленных узелков выявило пиогранулематозный инфильтрат с многочисленными макрофагами, содержащими овальные дрожжеподобные клетки размером 2-5 мкм, слегка базофильные по центру, окруженные светлым ореолом. Был поставлен предварительный диагноз грибковой инфекции и отобраны образцы гистобиоптатов кожи. Гистологическое исследование подтвердило результаты цитологии, и окраска Grocott показала многочисленные микроорганизмы, наводящие на мысль о грибах рода Histoplasma в макрофагах. Рентгенограммы грудной клетки, ультразвуковое исследование брюшной полости и рутинные лабораторные исследования не выявили значимых отклонений. Посев на грибы содержимого узелка был отрицательным. Методом ПЦР из инфицированной ткани была выделена ДНК возбудителя, последующее секвенирование подтвердило диагноз H. capsulatum var. capsulatum. Было выполнено хирургическое удаление оставшихся узелков, кот получал итраконазол в дозе 5 мг/кг перорально один раз в день. Через 12 недель после первичного приема не было выявлено каких-либо поражений. В течение 8-месячного периода наблюдения рецидива не было.
Выводы и клиническая значимость
Гистоплазмоз следует включать в дифференциальную диагностику заболеваний с образованием узелков у кошек во всем мире.

Обыкновенная пузырчатка (Pemphigus vulgaris) у собаки
Введение
Пузырчатка относится к группе акантолитических дерматозов, которая включает в себя обыкновенную пузырчатку, листовидную пузырчатку и паранеопластическую пузырчатку. Эта группа дерматозов вызвана разрушением соединения кератиноцитов между собой, что приводит к образованию «свободных» кератиноцитов, называемых акантолитическими клетками.

Обыкновенная пузырчатка – одна из редчайших форм пузырчатки у собак. Она клинически отличается от листовидной пузырчатки вовлечением слизистых оболочек и пограничных зон кожи и слизистой. Гистопатологически обыкновенная пузырчатка характеризуется образованием супрабазилярных эпидермальных щелей, пузырьков и булл с акантолитическими клетками. Эти пузырьки легко разрываются, что приводит к эрозиям и язвам, которые являются преобладающими клиническими поражениями. Обыкновенная пузырчатка вызвана связыванием циркулирующих аутоантител (обычно IgG4) против десмоглеина-3. У пациентов с локализацией поражений на участках кожи, покрытых шерстью, также могут обнаруживаться антитела против десмоглеина-1. Лечение пузырчатки, независимо от ее типа, нацелено прежде всего на подавление иммунитета. Обыкновенная пузырчатка, как правило, более трудно поддается лечению, чем листовидная пузырчатка и часто необходимо более агрессивное лечение.

История болезни
11-летний ротвейлер, кастрированный кобель, был направлен в госпиталь с жалобами на вылизывание лап и изъязвление  подушечек в течение трех недель. У собаки также развилось обширное воспаление и изъязвление слизистой ротовой полости, выраженное слюнотечение и признаки сильной боли. Собаку регулярно обрабатывали от блох, дегельминтизировали, вакцинировали, хотя не было очевидной связи по времени между введением этих лекарств и развитием болезни. До направления собака получила антибиотикотерапию без клинического улучшения.

При общем обследовании отмечено: собака угнетена, наблюдается  генерализованное увеличение лимфоузлов и выраженное слюнотечение. Присутствуют множественные эрозивные и язвенные поражения слизистой ротовой полости и кожно-слизистых зон, в том числе области губ, препуция и век. Также были выявлены поражения кожи, покрытой шерстью и подушечек лап. Отмечена  депигментация мочки носа, а также везикулы на границе кожи и слизистых с положительным симптомом Никольского.

Гистологическим исследованием выявлено обширное изъязвление эпидермиса с образованием многоочаговых и сливающихся щелей в эпидермисе на уровне базальной мембраны. Базальные клетки, выстилающие дно и нижнюю часть пузырьков, были округлены (клетки наподобие «надгробных камней»). В дерме, подлежащей под основанием язв, наблюдалась клеточная инфильтрация нейтрофилами, макрофагами и эозинофилами в большом количестве. Отмечено частичное недержание меланина. Ультразвуковое исследование брюшной полости, анализы крови и рентгенография грудной клетки не выявили значимых отклонений.

Собака получала преднизон (2 мг/кг внутрь, два раза в день, с последующим снижением до 2 мг/кг, внутрь, один раз в день), гастропротекторы (омепразол и сукральфат внутрь), обезболивающие (трамадола гидрохлорид в дозе 4,88 мг/кг внутрь) и антибиотикотерапию (цефалоспорин 25 мг/кг внутрь дважды в день) для предотвращения вторичной инфекции. После первоначального улучшения на фоне терапии у собаки развилась тяжелая диарея  с примесью крови через 2 недели и она была подвергнута эвтаназии. Вскрытие было предложено, но не разрешено владельцами.


Назад в раздел