Колонка научного редактора. Гиперадренокортицизм: лечить или не лечить, вот в чем вопрос?
Колонка научного редактора. Гиперадренокортицизм: лечить или не лечить, вот в чем вопрос?


Автор (ы):  Наталия Игнатенко
Журнал:  №6 - 2012

Синдром Иценко-Кушинга, гиперадренокортицизм, - заболевание, которое ветеринарные эндокринологи считают самой частой эндокринной патологией у собак, а ветеринарные онкологи любят приводить его в качестве наглядного примера паранеопластического синдрома. Однако на просторах постсоветского пространства, положа руку на сердце, дорогие коллеги, так ли часто мы ставим диагноз гиперадренокортицизм и назначаем адекватное лечение?

Не могу забыть слова своего одесского коллеги, прекрасного доктора: «У нас одесские бабушки не считают гиперадренокортицизм болезнью, рассуждая примерно таким образом: «То, что живот вырос, так мы ее кормим хорошо, да и аппетит у нее прекрасный, облысела - и замечательно, меньше места для блох, а двигаться не хочет, так старая уже, ей по возрасту не положено. Так что же тут лечить»?

Но будучи ветеринарными специалистами и глядя на перечисленные признаки: растянутый живот в следствие гепатомегалии и перераспределения жира, полифагию и симметричную эндокринную алопецию, нам сложно назвать это животное здоровым. Все выше перечисленное – классические признаки гипераденокортицизма. Но не всегда болезнь встречается в классическом виде, возможны лишь отдельные ее проявления, которые могут являться симптомом не только одного заболевания, но и многих других эндокринных, и не только, патологий. Полифагия, - не только Кушинг, но и гипертиреоз, набор веса, - гипотиреоз, полидипсия-полиурия, сахарный и несахарный диабет, почечная недостаточность и многое другое, что уж говорить о симметричной алопеции? Как поставить правильный диагноз? В случае наличия характерных клинических признаков, высокого уровня глюкозы в крови и моче мы без затруднений ставим диагноз «сахарный диабет». Но, если бы мы, исходя из того, что гиперадренокортицизм является состоянием хронически высокого уровня кортизола в крови, могли измерить уровень базального кортизола и подтвердить или исключить Кушинг, мы были бы счастливыми людьми. На практике это совсем не так. Чтобы быть уверенными, нам нужно спровоцировать надпочечники и вывести их «на чистую воду». Вариантов два: или провокационная проба с адренокортикотропным гормоном или супрессивная с низкими дозами дексаметазона. Поскольку в 80-85 % случаев гиперадренокортицизм вызывается новообразованием гипофиза, можно ли поставить диагноз на основании измерения эндогенного АКТГ? А проба супрессии с высокими дозами дексаметазона, соотношение кортизол-креатинина в моче, насколько они необходимы и ценны в рутинной практике?

И, даже поставив диагноз, многие из нас оказываются перед дилеммой. Если кортизол такой мощный противовоспалительный фактор, и мы снизим его содержание у старого животного с большим количеством возрастных проблем - от артритов до дерматитов - добьемся ли мы улучшения качества его жизни, начав лечить гиперадренокортицизм? Либо все оставить как есть, заняв позицию невмешательства?

А если лечить, то как? Оперативно, рассматривая проблему как онкологический процесс, или консервативно, как эндокринную патологию? Что есть в арсенале, и чем не стоит пользоваться?

На этих аспектах хотелось бы остановиться в публикации сегодняшнего номера, для того, чтобы ветеринарному специалисту было легче решать почти «гамлетовский вопрос» в отношении каждого обратившегося к нему пациента с синдромом Кушинга.


Назад в раздел