Видео






Найдено ли решение кетаминовой проблемы?

Найдено ли решение кетаминовой проблемы? 23.11.2014

7 октября не имеющий аналогов в России препарат кетамин, благодаря усилиям профсоюза ветеринарных врачей Санкт-Петербурга, получил регистрационное удостоверение «для ветеринарного применения».

Положит ли это конец «кетаминовым войнам», длящимся в нашей стране уже более 11 лет? С какими еще проблемами столкнулись ветврачи и защитники животных после регистрации препарата?

20 ноября состоялась пресс-конференция на тему: «Защита животных: решение кетаминовой проблемы найдено». В мероприятии приняли участие заместитель председателя Комитета Госдумы РФ по конституционному законодательству Вадим Соловьев, телеведущий Михаил Ширвиндт, заместитель председателя профсоюза ветеринарных врачей Санкт-Петербурга Олег Арестов, адвокат Евгений Черноусов и президент Центра защиты прав животных «Вита» Ирина Новожилова.

Ирина Новожилова подчеркнула, что кетамин – это единственный препарат, который способен выполнять сразу 2 функции: он погружает животное в сон и одновременно обеспечивает защиту от боли. До 2003 г. врачи свободно могли использовать его при проведении операций, не опасаясь получить за это тюремный срок.

В 2003 г. в стране была создана силовая структура – Федеральная служба Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков, и именно ветврачи попали в поле ее зрения. Почему, вместо того чтобы пресекать наркотрафики, бороться с наркобаронами и нелегальным оборотом накротиков, они обратили свой взор именно на ветврачей – до сих пор остается неясным.

Как бы то ни было, но уже к концу 2003 г. стало известно о нескольких уголовных делах, заведенных против ветврачей, по различным обвинениям, связанным с использованием кетамина в их врачебной практике.

В ветеринарной отрасли началась паника. Врачи боялись проводить операции, отказывали владельцам животных в помощи. Те, кто все же осуществляли прием, использовали либо суррогатный наркоз, который не имеет должного анальгезирующего эффекта, либо препарат для обездвиживания. Среди животных появились первые жертвы болевого шока. Целая отрасль – ветеринарная хирургия – была парализована.

По стране начались акции протеста и митинги, в Москве даже был организован автопробег. Сотни передач и статей, бесчисленное количество обращений в различные инстанции, бесконечные пресс-конференции…

Все это привело к тому, что 3 сентября 2004 г. вышло постановление Председателя правительства РФ Фрадкова М.Е., в котором предлагалось легализовать кетамин. Однако те условия, которые позволяли ветврачам использовать это средство, оказались абсолютно невыполнимыми для них: установка сейфов, прикрепленных к полу, сигнализации, охрана, трехдневный запас… Все это выливалась в огромные финансовые затраты. Кроме того, работать с кетамином могли только юридические лица. «За бортом» осталось 75% ветврачей, ведущих частную практику.

Госнаркоконтроль, напуганный общественностью, старался уже в ветклиники не заглядывать. Ветеринарные врачи на свой страх и риск продолжали оперировать, чаще всего использую кетамин нелегально.

Все это продолжалось до тех пор, пока 1 марта 2012 г. не грянул гром. Госнаркоконтролем за использование кетамина был задержан ветеринарный врач, который впоследствии получил реальный тюремный срок. Такого поворота не ожидал никто, это случилось впервые. С помощью различных общественных акций защитникам животных удалось добиться снижения срока наказания с 8 до 5 лет.

Огромную роль в этом вопросе сыграло обращение, составленное 70-ю медийными лицами, звездами, VIP-персонами нашей страны к правительству России с просьбой решить эту проблему.

После многолетней борьбы Госнаркоконтроль согласился упростить условия работы с кетамином для ветврачей. Дело оставалось за Минсельхозом.

Несмотря на то, что в Минсельхозе была создана рабочая группа «по вопросам совершенствования нормативной правовой базы в сфере ветеринарии», свои обязательства они до сих пор не исполнили. Минсельхоз обязан был разработать нормативные акты, регламентирующие спецтребования к условиям хранения наркотических и психотропных препаратов, а также нормативы для расчета потребности запасов наркотических и психотропных веществ.

В апреле 2013 г. Минсельхоз озвучил свою позицию относительно разработки этих нормативных документов, заявив, что нормативные документы будут разработаны лишь тогда, когда препарат будет зарегистрирован в России для ветеринарного применения.

Стараниями ветеринарных врачей сегодня у нас имеется данное свидетельство о регистрации, выданное на 5 лет. Если за это время Минсельхоз не выполнит свои обязательства, то все труды ветеринарных врачей будут напрасны, свидетельство потеряет силу. Этого можно опасаться, так как практически такая же история происходила ранее с 4 другими препаратами: регистрация была получена, но работа Минсельхоза по разработке условий их содержания не была проведена.

Евгений Черноусов, адвокат:

«Когда такая же ситуация с кетаминов возникла в Украине, ее решили в течение 2 месяцев. Сейчас ветеринарные врачи в этой стране – не только юридические лица, но и частнопрактикующие – имеют возможность использовать и хранить кетамин без специальных комнат и дополнительной охраны. Наша же страна, погрязшая в бюрократических проволочках, не может решить эту проблему много лет.

Необходимо как можно больше привлекать внимание общественности к этой проблеме. Именно благодаря заинтересованности прессы, публичных лиц, защитников животных эта ситуация сдвинулась с мертвой точки – было получено регистрационное свидетельство.

Ветврачей до сих пор продолжали бы привлекать к уголовной ответственности, притом инкриминируя им статью за сбыт наркотических средств со сроком заключения до 10 лет. Кому в голову могла прийти мысль, что введение инъекции животному можно расценивать как сбыт наркотиков? Это же театр абсурда! Максимум за что можно привлечь человека в этой ситуации – незаконное хранение. Более того, все уголовные дела были заведены путем провокации со стороны правоохранительных органов, что абсолютно недопустимо.

Однако наиболее острой проблемой остается то, что 75% ветеринарных врачей, зарегистрированных как ИП, не имеют возможности использовать кетамин в своей работе. В законе о наркотических средствах и психотропных веществах четко написано, что индивидуальный предприниматель не имеет право хранить или использовать подобные вещества. А это ли не запрет на профессию?

Когда я входил в состав рабочей группы «по вопросам совершенствования нормативной правовой базы в сфере ветеринарии», созданной при Минсельхозе, и задал прямой вопрос на заседании, будут ли внесены какие-либо поправки для частников, мне в один голос ответили: ни в коем случае! Поэтому решения в этом вопросе в ближайшее время я не вижу».

Михаил Ширвиндт, телеведущий:

«Всегда и во всем нужно искать смысл. Почему это происходит? Не просто так этот вопрос тянется уже 10 лет. Значит, все это время на этом кто-то зарабатывал деньги.

Когда образовалась Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков, было очень удобно не пресекать реальные преступления, а охотиться за добропорядочными гражданами, чтобы выполнить план.

То, что сейчас дело сдвинулось с мертвой точки – это хорошо, но что дальше? Мне кажется, необходимо привлечь к ответственности тех лиц, которые 10 лет ставят палки в колеса и занимаются вредительством, не давая ход этому вопросу».

Олег Арестов, заместитель председателя профсоюза ветеринарных врачей Санкт-Петербурга:

«Председатель нашего союза подавал в суд на министра сельского хозяйства, аргументируя это бездеятельностью и тем, что постановление правительства от 2009 г., подписанное президентом страны, не исполняется. Но суд отказал в возбуждении уголовного дела.

Проблема в том, что регистрация препарата в нашей стране не дает гарантии, что регламент его использования будет разработан. Если раньше Минсельхоз мог отмахиваться от нас и говорить, что нет регистрации, незачем и создавать регламент, то теперь, когда регистрация появилась, ничего существенно не поменялось. Практическому ветеринарному врачу она не дает ничего. Препарат по-прежнему нельзя использовать в работе, потому что нет никаких документов, указывающих, как мне, ветеринарному врачу, работающему в клинике, кетамин заказать, по каким бланкам, в каком количестве я могу это сделать и как долго хранить и т.д.

На заседании рабочей группы я предложил не изобретать велосипед, а взять медицинский регламент и перевести его на ветеринарный язык. Казалось бы, что может быть проще: поменять «медицинские учреждения» на «ветеринарные» и т.д. Но предложение мое отвергли, хотят создавать отдельный документ. Сколько на этот уйдет времени неизвестно, но пока этого не произошло, препаратом пользоваться нельзя. Поэтому я не вижу дальнейшей перспективы».

Вадим Соловьев, заместитель председателя Комитета Госдумы РФ по конституционному законодательству:

«Я присутствую на этой конференции не как законодатель, а как человек, который столкнулся с этой проблемой на практике. Когда мою собаку сбила машина, потребовалась срочная медицинская помощь. Но оказалось, что у ветврача нет возможности помочь в должной мере, так как он не имеет право использовать эффективные средства для проведения операции.

«Кетаминовая проблема» однозначно отвечает тому принципу, который в свое время сформулировал г-н Черномырдин: «Хотели как лучше, а получилось как всегда».

Основная проблема нашего законодательства в том, что подавляющее большинство законов принимаются кулуарно, вместо того чтобы привлечь общественность, грамотных специалистов, возможно даже вывесить законопроект в интернете, провести круглые столы и уже после этого принимать законы. Но в нашей стране законы принимаются, а проблемы остаются. Законодатели поставили людей в такие условия, где они заведомо становятся преступниками. Для того чтобы выполнить свой профессиональный долг, человек должен нарушать закон и фактически идти на уголовное преступление. Разве так должно строиться цивилизованное общество?»


Возврат к списку