Марина Якунина: «Нигде в стране не было такой школы»
Марина Якунина: «Нигде в стране не было такой школы»


Автор (ы):  Г. Прохорцова
Журнал:  №2 - 2011

Интервью с президентом Института развития сравнительной онкологии (ИРСО), к.б.н. Мариной Николаевной Якуниной

- Марина Николаевна, расскажите, пожалуйста, об истории онкологической ветеринарной школы в нашей стране.

- Ветеринарная онкология в нашей стране берет свое начало с лаборатории сравнительной онкологии, созданной в Онкологическом научном центре РАМН в 70-е годы по распоряжению Н.Н. Блохина. В то время в лаборатории работало 10-12 научных сотрудников, они занимались выявлением спонтанных онкологических патологий у животных и сравнивали их с аналогичными патологиями у человека, определяя сходства и различия: в факторах, влияющих на риск образования опухоли, биологического поведения опухоли, ответе на лечение и прогнозе. В основном изучали такие патологии, как остеогенная саркома, лимфосаркома животных, рак молочной железы и т.д. В дальнейшем, на базе лаборатории, была создана зооонкологическая клиника, в которую шли пациенты со спонтанными опухолями, что давало возможность отслеживать и анализировать патологии при большом количестве наблюдений. В эти годы в лаборатории написаны первые в нашей стране труды по онкологии мелких домашних животных и защищены диссертационные работы:
«Спонтанные опухоли собак» (Паномарьков В.И. докторская диссертация,1972г.), «О дисгормональной природе и возможностях экспериментальной гормонотерапии опухолей молочной железы у собак» (Осипов Н. Е. кандидатская диссертация, 1973), «Рак молочной железы собак» (Голубева В.А. кандидатская диссертация, 1979 г.). Работы основывались на экспериментальных исследованиях и впервые раскрывали основные вопросы ветеринарной онкологии, такие, как этиологические факторы развития рака молочной железы у животных, половую и породную предрасположенность к раку, морфологические характеристики рака у животных, а несколько позже, в 1980 году, вышла очередная научная работа Н. Ключанской, посвященная лимфомам (лимфосаркомам) у животных.
- Как осуществлялось лечение животных?
- На тот момент лечение было преимущественно хирургическое, либо использовали вновь синтезированные препараты, например для лечения рака молочной железы - Фторафур, для лимфосаркомы - Сарколизин, и затем оценивали эффективность лечения. Такие исследования носили исключительно экспериментальный характер и служили для определения эффективности того или иного нового лекарственного препарата и последующего внедрения в практическую медицину.
- Личность в истории играет огромную роль. Такой личностью для ветеринарии и лично для вас является Владимир Никифорович Митин.
- Да, Владимир Никифорович был моим первым и, наверное, главным учителем. В течение 15 лет я работала под его руководством. С его именем связан новый этап в развитии зоонкологической клиники. Под его руководством было создано еще одно экспериментальное отделение онкологического центра, - Клиника экспериментальной терапии, а в дальнейшем, на базе этого отделения была создана ветеринарная клиника «Биоконтроль». Здесь апробировались новые подходы к лечению онкологических заболеваний у животных. Лечение онкологических пациентов теперь в большей степени носило комплексный характер и включало как оперативное лечение, так и химиотерапию и/или лучевую терапию. Владимир Никифорович всегда говорил, что при лечении онкологических процессов в первую очередь необходимо думать об онкологическом результате лечения и только после этого - о хирургическом результате.
По сути, исследования отталкивались от гуманной медицины и интерпретировались в ветеринарную медицину. В последующем, с учетом сравнительного анализа биологического поведения и чувствительности к лечению, отбирались патологии, на основании которых проводились научные работы, способствующие решению основных проблем медицины. Мы находили общие аспекты и либо переносили схемы лечения в ветеринарию или, наоборот, - это был симбиоз.
Нигде в стране не было такой школы. По моему мнению, ветеринарная онкология в нашей стране началась отсюда.
- Почему вы стали заниматься онкологией?
- Я, по сути, «родилась» в Онкологическом центре. Моя мама работает здесь с 1968 в «Институте экспериментальной терапии и диагностики опухоли» химиком-органиком и занимается синтезом новых противоопухолевых препаратов. Вся моя детская жизнь прошла здесь: жили все по-соседству, в домах, предоставленных Онкоцентром, поэтому многих врачей я знала с детства. Летом мы, дети сотрудников, уезжали в пионерлагеря, зимой ходили на елки. И в 15 лет я пришла сюда работать санитаркой, так как хотела поступать в медицинский институт, а тогда необходимо было иметь стаж работы в медицинском учреждении. Но так случилось, что закончила я ветеринарный факультет МГУПБ. Однако привязанность к Онкологическому центру перевесила, и, узнав, что при нем есть ветеринарная клиника, я пришла сюда, сначала на стажировку на 5-м курсе института, а после окончания института и на работу.
- Как вы продолжали свое постдипломное образование?
- Клиника «Биоконтроль» была академической. В.Н. Митин считал, что в ветеринарной медицине, также как и в гуманной, необходимо четкое профессиональное разделение. И поэтому здесь, впервые в нашей стране, ветеринарные врачи становились специалистами узкого профиля: хирургами, анестезиологами, онкологами-химиотерапевтами, рентгенологами... Специализация проходила на базе отделений Онкологического центра, где мы, врачи клиники, учились подходам к диагностике, лечению опухолей.
Мой приход в клинику совпал с решением Владимира Никифоровича развивать ветеринарную химиотерапию. Учитывая, что опыт работы с химиопрепаратами в нашей стране был крайне ограничен, Митин отправил меня на стажировку в Отделение химиотерапии и комбинированного лечения злокачественных опухолей под руководством Михаила Романовича Личиницера, где я познавала азы противоопухолевой химиотерапии. Основам ветеринарной онкологии нас учил как сам В.Н. Митин, так и врачи Лаборатории сравнительной онкологии, которая существовала параллельно с нами, в том числе Голубева Валентина Алексеевна, которая не только рассказывала о биологическом поведении опухолевой клетки, но и заставляла нас «видеть» опухоль. Кроме того, знания накапливались опытным путем, а также мы настойчиво черпали их из статей, книг, которые Владимир Никифорович привозил из зарубежных поездок, участвуя в международных ветеринарных конференциях.
- Какие препараты вы используете при лечении животных?
- Мы применяем препараты, которые используются в гуманной медицине, разнятся лишь схемы, режим введения и дозы. Для некоторых основных противоопухолевых агентов есть апробированные дозы, они утверждены за рубежом, и мы пользуемся ими. Однако мы ввели большое количество новых препаратов для лечения некоторых онкологических патологий, например рака молочной железы: Таксотер и Гемзар. Эти препараты являются относительно новыми в медицинской практики и неизвестны в ветеринарной практике. Дозы и режимы их введения подбирались с учетом определенных формул для животных, в зависимости от токсических и терапевтических эффектов. Рассматривались наиболее выигрышные терапевтические схемы. Сейчас схемы отработаны и введены в широкую онкологическую практику. Не только мы, но и многие клиники в России ими успешно пользуются.
- Вы задаете тон лечения...
- Хотелось бы на это надеяться. Но не только мы заражены любовью к онкологии. В Санкт-Петербурге, например, есть ветеринарная онкологическая клиника «Прайд», в которой Брюшковский Константин Юрьевич и его коллеги проводят достаточно смелые эксперименты, разрабатывают методы фотодина-мическойтерапии, как и у нас, у них есть возможности проведения лучевой терапии. Мы с ними работаем и дружим. Они регулярно выступают на нашем Онкологическом конгрессе.
В Москве также есть замечательные специалисты, проходившие у нас стажировку и специализирующиеся на онкологии.
На последней конференции, которую наше общество проводило в январе этого года, мы договорились с коллегами об объединении усилий в изучении эффективности новых методов лечения и схем химиотерапии. Подобные подходы используются в медицинской практике для получения максимальной выборки пациентов с одной патологией, к которым применялся один метод лечения. Это важно для статистически достоверного результата и получения правильной оценки эффективности той или иной схемы.
- Как давно вы проводите просветительские мероприятия?
- Онкологическое общество было создано в 2005 го-ду, чтобы устраивать образовательные программы и знакомить практикующих ветеринарных врачей с частной онкологией. Идейным вдохновителем этих начинаний был В.Н.Митин. Первоначально предполагалось проведение ежегодных конференций по вопросам онкологии, а также создание обучающих курсов на базе клиники в рамках программы постдипломного повышения квалификации ветеринарных специалистов.
В течение 5 лету нас был договор с Московским объединением ветеринарии о повышении квалификации ветеринарных врачей государственной службы по различным направлениям, в том числе и по онкологии.
Последние три года к этим мероприятиям добавился ежегодный осенний семинар «Актуальные вопросы ветеринарной медицины», на котором мы с различных аспектов рассматриваем заболевание одной локализации с участием онкологов, терапевтов, хирургов и других специалистов. Мы проводили семинар, посвященный заболеваниям органов ротовой полости (в нем принимал участие ветеринарный стоматолог, д.б.н., Фролов В. В), а также терапевтическим и онкологическим болезням животных.
Издание специальной практической литературы для ветеринарных врачей является одной из основных задач нашего общества. Сейчас мы готовим к изданию книгу с рабочим названием «Заболевания органов ротовой полости у животных», а также «Опухоли головы и шеи», вышло из печати издание «Рак молочной железы у животных» (изд-во «КолосС») и в планах на будущее - подготовка руководства по химиотерапии животных.
В этом году мы провели 7-ю конференцию по вопросам онкологии мелких домашних животных. На  наших первых конференциях мы давали азы знаний по общей онкологии, рассказывали, что такое «канцерогенез», как меняется клетка в процессе канцерогенеза, почему она из здоровой превращается в опухолевую. Также знакомили ветеринарных специалистов с азами диагностики и тактиками и стратегиями лечения онкологических заболеваний у животных, читали лекции по вопросам частной онкологии. К сожалению, эти вопросы не входят в программы обучения студентов ветеринарных вузов, поэтому многое из того, что мы рассматривали на конференциях, было для нашей аудитории непонятно и ново. За последние два года ситуация изменилась, и это радует. Теперь на наших онкологических конференциях мы не только читаем лекционный материал, но и обсуждаем новые и перспективные пути и методы лечения онкологических заболеваний, говорим о новых схемах химиотерапии. Выступают не только наши врачи, но и специалисты других клиник, которые сами проводят химиотерапию, делятся своим опытом. Зал нас понимает и поддерживает, значит, мы вместе движемся дальше. ■

Назад в раздел