Ощущение свободы
Ощущение свободы


Автор (ы):  Г. Прохорцова
Журнал:  №4 - 2013

Мы встретились на Болотной площади в день города. В этом месте в Москве в последнее время собирается оппозиция, чтобы поддержать Навального либо совершить другие акты гражданского неповиновения. Мы митинговать не собирались, - Мендоса просто где-то неподалеку упражнялся в фехтовании.

- Сергей, вы предпочитаете, довольно экзотичный вид спорта, это дает определенный заряд энергии?

- Конечно! Это помогает быть сдержаннее и спокойнее, сжигать гормоны стресса, а без нагрузки – никак! Фехтованием я начал заниматься 9 лет назад. Занимался раньше боксом, карате, ушу, тай-цзи. Мне очень-очень нравится!

- И, наверное, помогает в реализации новых громких проектов, идейным вдохновителем которых вы являетесь?

- Национальная ветеринарная конференция - не только мой проект. Есть группа активных людей у которых сформировалось определенное представление, каким должно быть подобного рода мероприятие, и они это представление хотят реализовать на практике. Когда накапливается критическая масса желаний и возможностей, это само собой реализуется.

Мы бываем на больших конгрессах в Америке и Европе и видим их неоспоримые плюсы: в площадке, в подборе лекторов, в системности, порядке, во многом другом. У нас огромная страна, большое количество ветеринарных врачей. Я не вижу причин, почему наша конференция не может стать такой же классной, как за рубежом.

- Есть ли в этом определенное противопоставление Московскому конгрессу?

- Мы не хотим конфронтации. Наоборот, стремимся консолидировать ветеринарную общественность и прикладываем в этом направлении большие усилия.

- Создание саморегулируемой профессиональной организации – веление времени?

- Необходимость в профессиональном сообществе, решающем узкоспециализированные вопросы самостоятельно, назрела давно. Мы организовали Национальную ветеринарную палату, куда вошли самые, на мой взгляд, прогрессивные клиники нашей страны: «Биоконтроль», «Зоовет», «Оберег», «Кобра», «Белый клык», Клиника доктора Сотникова в Санкт-Петербурге и екатеринбургская клиника «Ветдоктор» и многие другие. Пока у нас 17 членов, но это число будет увеличиваться со временем. Для того, чтобы данная организация получила статус саморегулируемой в нашем виде деятельности, в ней должно быть 25 субъектов предпринимательства – ими могут быть как ветеринарные клиники, так и практикующие врачи.

- Что входит в функции палаты?

- Это организация, которая должна работать в соответствии с российским законом 2008 года о саморегулируемых организациях. Основа нашей сегодняшней деятельности – написание стандартов, которые должны гарантировать нашим потребителям определенный уровень качества и соответствовать последним достижениям медицины.

Мы взяли зарубежные стандарты, перевели их на русский язык и адаптировали. Ничего не сочиняли нового. Но нам пришлось дописать самые простые вещи – то, что на Западе специалисту знакомо со студенческой скамьи и является само собой разумеющимся. Например, что такое «диагноз».

21 октября на нашей конференции мы проведем открытое собрание Национальной ветеринарной палаты.

- Дифференцированный подход к уровню подготовки ветеринарного врача, как отмечают специалисты, является преимуществом вашей конференции.

- У нас есть общеобразовательные и научные секции. Общеобразовательный раздел – это лекции, доступные для понимания неподготовленного специалиста. По сути, то, что изложено в учебниках, но в приложении с практическим опытом, которым будут делиться как российские, так и зарубежные лекторы.

Научная секция – для продвинутых, здесь участники смогут узнать о последних достижениях в различных областях ветеринарной медицины.

Например, у нас будет очень интересная научная секция по экзотическим животным для специалистов, которые этим занимаются и имеют достаточный практический опыт и знания. Тем, кто только хочет этим заниматься, на таких секциях будет непросто.

- Как вы выбираете лекторов и, соответственно, доклады?

- Этим занимаются комитеты, куда входят профессионалы своего дела. Допустим,

Ягников является председателем комитета, готовящим секцию по неврологии и хирургии. Вместе с ним работают его коллеги - хирурги и ортопеды. Из года в год мы будем развивать работу комитетов, чтобы число членов расширялось, с тем, чтобы получилось более объективное представление о том, что нужно врачам, специализирующимся в данном направлении. Механизм действия прост – мы получаем взвешенные доклады и независимость.

- Независимость от чего?

- Много конференций и семинаров организуются не только с целью научить людей, а продвинуть какой-то продукт или клинику. Организаторы делают это и с учетом своего интереса. У нас отбор докладов независим от какого-либо влияния, их отбирают комитеты, руководствуясь только интересами врачей.

- Зачем вам, человеку, построившему успешный бизнес – сеть клиник «Белый клык» заниматься проектами в области образования?

- Я не люблю, когда при обсуждениях в профессиональной среде фокус внимания с ветеринарии переносится на «бизнес». Мне кажется, что слова бизнесмен, коммерсант приобретают в нашей стране негативную окраску. СМИ внушают людям, что бизнес - это только извлечение прибыли, и что бизнесмены – люди, озабоченные тем, чтобы набить свой карман. Я, прежде всего, - ветеринарный врач, любящий животных. Основная цель моей деятельности как организатора - сделать так, чтобы животных качественно и вдумчиво лечили все врачи, а сам процесс ветеринарного лечения был правильно отлажен.

Работа нашей клиники не подчинена одной идее извлечения прибыли. Для нас приоритетным является развитие и обучение специалистов, в которое мы вкладываем много сил и средств – я думаю - наша клиника одна из лучших в этой стране. Мы все делаем для того, чтобы люди, которые у нас работают, были преданы своему делу и являлись настоящими профессионалами. Наша политика строится на передаче системы знаний: если ты сам научился что-то делать хорошее – и ты передашь свои знания и сможешь помочь большему количеству животных.

У нас сложился коллектив нацеленных на качество перфекционистов, мы не можем быть довольны тем, чего мы достигли. Кроме того, накопилась определенная масса знаний и знающих людей, и клиника нуждается в новом витке развития. То, над чем я собираюсь в ближайшее время работать – это создание учебного ветеринарного заведения.

- Встречались ли у вас в жизни люди, которые заставляли идти за собой?

- Владимир Никифорович Митин был для меня таким примером, показавшим всем своим естеством путь, которым надо следовать. И для меня было огромным эмоциональным потрясением на Московском конгрессе получить награду его памяти из рук его сына, Владимира Митина.

Меня очень поддерживали и Сергей Владимирович Середа, и Александр Викторович Ткачев-Кузьмин.

Моим крестным отцом в ветеринарии был Владимир Михайлович Хромов – ветеринарный врач Московского зоопарка. Я вырос в зоопарке. Мама проработала здесь 43 года, она биолог. Когда я выбрал свою профессию в возрасте 12-и лет, мама посоветовала сходить к Хромову.

Хромов мне увлеченно рассказал, как он закончил ветеринарный техникум, как пошел в армию, как он лечит белых медведей. В 1979-м году он ставил аппарат Елизарова белым медведям! Он с таким запалом это рассказывал, что меня это воодушевило. И я в 14 лет пошел учиться в техникум, а затем и в армию…

- Но у нас – и это мне говорили известные люди в своих интервью – не так много людей, желающих двигаться вперед.

- Наоборот, у нас полно таких людей! Просто «обломать» человека очень легко – как ребенка либо собаку – прикрикнуть! Я стараюсь создавать условия и помогать людям. Но и люди должны сами прилагать усилия, быть самодостаточными, иметь амбиции, наконец. В этом смысле наши институты плохи не столько тем, что там плохо учат, а тем, что там очень мало людей, которые могли бы заразить своим примером. Оттуда выпускаются совершенно деморализованные люди, и их надо заново переделывать, чтобы они чувствовали себя свободно. Самое ценное, что у человека есть – это ощущение свободы.

- Под этим вы понимаете возможности человека, то, что он может совершить?

- Да, ощущение свободы – главное, что у нас есть.


Назад в раздел