Чем сложнее, тем интереснее
Чем сложнее, тем интереснее
Еще фото

Журнал:  №1 - 2015

Наталья Уланова

Главный ветеринарный врач ветеринарной клиники «Бэст», г Новосибирск. Специализируется в области неврологии, травматологии и ортопедии, хирургии и эндоскопической хирургии, визуальной и магнитно-резонансной диагностики. Является членом международного ветеринарного эндоскопического общества (VES) и Европейской ассоциации ветеринарных неврологов (ESVN). Стажировалась в области неврологии и ортопедии в США, в клинике Питера Шренка в г. Брно (Чехия).

2012 г. – является сертифицированным специалистом по эндопротезированию локтевого, тазобедренного и коленного суставов у собак.

2013 – впервые в мире внедрила в ветеринарную практику эндоскопические методики хирургии позвоночника, разработав собственную на основе операций из гуманной ме­дицины.

2014 – представляла Россию на 11-й встрече Всемирного эндоскопического общества во Флоренции (Италия), выступив с докладом «Эндоскопическая нейрохирургия».

- В январе в клинике «Бэст» проведена уникальная операция, и вы планируете поделиться этим опытом весной в США. В чем суть метода?

- Еще полтора года назад мною была разработана методика, позволяющая проводить эндоскопические операции на позвоночнике у собак при дегенеративных заболеваниях дисков типа Hansen I. И более года мы с успехом применяли эту методику на собаках, но только в грудопоясничном отделе. Оперировать шейный отдел у нас не получалось по техническим причинам – не было необходимого оборудования.

Эта методика была представлена мною во Флоренции в прошлом году и вызвала огромный интерес среди европейских и американских коллег. В январе этого года мы обновили эндоскопическое оборудование, необходимое для проведения этих операций, и смогли успешно отработать данную методику на шейном отделе позвоночника. Ее преимущество заключается в том, что мы можем проводить операции на позвоночнике через разрезы в 20 мм. При этом снижаем травматизацию мышц, практически исключаем кровотечение и получаем прекрасную визуализацию спинного мозга, так как оптика увеличивает изображение в 16 раз, что позволяет снизить риски ятрогенного повреждения спинного мозга во время операции. В апреле я планирую выступить с докладом об этой уникальной методике в Санта-Барбаре в США на 12-м съезде Всемирного эндоскопического общества.

Идея разработать подобную методику посетила меня давно. Я предполагала, что если это так широко применяется в гуманной медицине, то наверняка можно этот метод использовать на животных. Я изучила все техники, существующие в гуманной медицине, пересмотрела множество видеороликов и поняла, какое оборудование мне необходимо. Затем мне удалось договориться с производителями этого оборудования о предоставлении комплекта на апробацию, и мы начали работать.

- Для проведения столь сложных операций необходимы как оборудование, так и высокий профессиональный уровень специалистов, способных их проводить, а также сплоченная команда. Расскажите об этих трех слагаемых.

- Действительно, для проведения подобных сложных операций необходима высокая квалификация специалистов. Прежде чем перейти к методам эндоскопической хирургии позвоночника, мною было прооперировано несколько сот пациентов по стандартной методике. Моя команда – это мои ученики, состоявшиеся врачи, имеющие большой опыт. Некоторые из них уже сами разрабатывают собственные уникальные методики. И опытный анестезиолог, безусловно, является неотъемлемой частью нашей команды. Так сложилось, что в мою команду, как правило, подбираются такие же фанатично преданные профессии люди, как и я, которые постоянно стремятся развиваться и совершенствоваться в профессиональном плане. Именно поэтому у нас многое получается. Что касается оборудования, думаю, ни для кого не секрет, что на данный момент наша клиника является одной из самых технически оснащенных в стране, это позволяет проводить операции высокого уровня.

- В вашей практике встречаются и такие случаи, как операция на копытце у северного оленя, и, наверное, есть еще не менее экзотичные эпизоды?

- Моя карьера начиналась с увлечения лошадьми. Еще учась в институте, я работала врачом на Новосибирском ипподроме, так как в детстве занималась конным спортом. Это и повлияло на выбор профессии. Хотелось связать свою жизнь с этими животными. Но так как уровень лошадиной ветеринарии у нас на таком уровне, что профессионально развиваться в этом направлении пока сложно – нет клиник для лошадей, недостаточно специалистов, у которых можно было бы учиться, а также нет элементарного оборудования, - я начала работать с мелкими домашними животными, работала хирургом в клинике.

Когда я открыла свою клинику, начала глубоко заниматься своей специализацией – неврологией и ортопедией. Но периодически я все равно продолжаю работать еще и с лошадьми, которых становится сейчас все больше и больше. В нашем регионе почти нет специалистов в этой области, имеющих оборудование, способных провести диагностику и оказать помощь. Поэтому иногда мне приходится преодолевать очень большие расстояния для помощи лошадям. Два года назад я летала в Алма-Ату, чтобы провести диагностику лошадям олимпийской сборной Казахстана по троеборью.

Практически каждый год езжу на машине в Иркутск за 1800 км для обследования лошадей. Неделю назад оперировала лошадь на Алтае, а месяц назад – в Абакане. К сожалению, времени на это катастрофически не хватает.

В связи с этим работа с северным оленем не является для нас экзотикой. У оленя была сломана пясть, мы сделали остеосинтез костей пясти с использованием титанового имплантата и успешно его прооперировали. Это была сложная хирургическая операция с высоким риском того, что имплантат не приживется из-за отсутствия в области пясти мягких тканей. Спустя год этот же владелец обращался к нам с другим оленем, у которого был завал рубца, и мы также успешно прооперировали его по поводу не­проходимости. Мы не раз в клинике оперировали пони и жеребят, а однажды даже заводили небольшую лошадь и оперировали ее прямо в клинике по поводу перелома плеча. У нас есть опыт хирургического лечения различных обезьян и пресмыкающихся. В прошлом году наш офтальмолог оперировала зеленую мартышку по поводу ка­таракты. Стараемся помогать всем животным!

- Ваши интересы и специализация лежат в области хирургии, ортопедии, неврологии... Почему вы выбрали такую сложную, более ассоциирующуюся с мужской, работу?

- Я такой человек, для меня – чем сложнее, тем интереснее. Мне постоянно нужно ставить перед собой нереальные, на первый взгляд, цели, и это дает ощущение драйва. Когда этого нет, скучно жить. Так же и в специализации. Неврология и ортопедия сочетают в себе, пожалуй, самые сложные и рискованные методики. Процесс познания доставляет мне большое удовольствие, когда ты стремишься освоить ту или иную методику, и у тебя получается. Обычно, как только цель достигнута, наработав достаточный опыт и сделав свои выводы, я теряю интерес к изученному методу, обучаю своих учеников и начинаю осваивать что-то новое. В последнее время у меня появилось много новых идей и решений по некоторым патологиям, но пока об этом говорить рано, они в разработке.

- Как вы считаете, какую роль играет личность в вашей профессии?

- Огромную роль. Ветеринарные врачи в основной своей массе, безусловно, сильные личности. Это особенно характерно для хирургии, где работают люди, которые должны нести ответственность и быстро принимать решения. Судя по моему опыту, слабые люди уходят из профессии сами. Работа у нас тяжелая и физически, и, тем более, психологически. Не раз было такое: приходит молодой специалист, вроде все ему интересно, обучается, растет профессионально, а через год-два уходит работать совсем в другую сферу и говорит, что разочаровался в профессии.

- Есть ли у вас мечта?

- Наверное, я не мечтатель. Все мои мечты – это планы и цели, к которым я иду и которым, думаю, суждено сбыться!

-Что вы считаете своим самым большим достижением в жизни на сегодняшний момент?

- Мне удалось создать клинику, которая по своему техническому оснащению и уровню специалистов на сегодня является одной из ведущих в стране и, безусловно, лучшей в Сибири и на Дальнем Востоке. Конечно, организационных и кадровых проблем у нас хватает, до идеала еще далеко. Но мы работаем и в этом направлении.

- Есть ли произведения искусства или литературы, оказавшие на вас влияние?

- В основном, это литература по развитию личности.

- Ваше хобби?

- Горные лыжи, яхтинг и путешествия.

Интервью взяла Галина Прохорцова


Назад в раздел