№5 - 2015
№5 - 2015
Визуальная диагностика
Клинический случай интралюминарной обструкции мочеточника у собаки. Комплексный подход к диагностике заболевания / Clinical case of intraluminary ureteral obstruction in a dog. An integrated approach of disease diagnostics
  М.В. Лапшина, ветеринарный врач, специалист визуальной диагностики, Инновационный ветеринарный центр (ИВЦ МВА), г. Москва / M. Lapshina, DVM, Diagnostic Imaging specialist, IVC MVA, Moscow






Офтальмология
Офтальмологические проявления системной гипертензии у кошек / Ocular manifestations of systemic hypertension in cats
  Л.А. Соломахина, главный врач Воронежского ветеринарного комплекса «Кот М@ троскин», член RSVO и ESVO / L. Solomakhina, DVM, Chief doctor, Member of the RSVO and of the ESVO, Voronezh Veterinary Complex «Cat M@troskyn»





Колонка редактора. Доктор, моя старая кошка резко ослепла
  Любовь Соломахина






Из практики
Из опыта применения ветмедина в комбинации с ИАПФ и диуретиками
  А.А. Соколов, ветеринарный врач






Интервью номера
Ученик должен превзойти своего учителя
  Галина Прохорцова



Интервью с Натальей Слесаренко, д.б.н., профессором, деканом факультета ветеринарной медицины, заведующей кафедрой анатомии и гистологии животных МГАВМиБ им. К.И. Скрябина


Диетология
Диетотерапия при лечении мочекаменной болезни у кошек




Синдром питомникового кашля, вызванный вирусом парагриппа, и нематодоз у щенка
  О.О. Смирнова, ветеринарный врач, к.б.н.






Хирургия
Клинический случай ортотопического уретероцеле у молодой собаки / Orthotopic ureterocele in dog. Clinical case report
  А. Лапшин, ветеринарный врач-хирург, Ветеринарная клиника неврологии, травматологии и интенсивной терапии, Санкт-Петербург, А. Герасимов, ветеринарный врач-рентгенолог, Ветеринарная клиника неврологии, травматологии и интенсивной терапии, Санкт-Петербург, М. Азарова, ветеринарный врач, Ветеринарная клиника неврологии, травматологии и интенсивной терапии, Санкт-Петербург / A. Lapshin, DVM, Veterinary Clinic of Neorology, Traumatology and Intensive Therapy, St-Petersburg, A. Gerasimov, DVM, Veterinary Clinic of Neorology, Traumatology and Intensive Therapy, St-Petersburg, M. AZAROVA, DVM, Veterinary Clinic of Neorology, Traumatology and Intensive Therapy, St-Petersburg






Дерматология
Колонка научного редактора /BSD – дать шанс обрасти шпицу
  Анна Герке



«Болезнь черной кожи», или BSD (black skin disease) – народное название алопеции Х. Пожалуй, ни одна болезнь кожи не имеет столько «эндокринных» названий, как алопеция Х: это и алопеция вследствие фолликулярного ареста, и гипосоматотропизм с началом болезни во взрослом возрасте, и дерматоз, отвечающий на кастрацию/гормон роста, псевдоадренокортицизм, дисбаланс половых гормонов надпочечников, фолликулярная дисфункция пород собак с «плюшевой» шерстью.

«Болезнь чёрной кожи» (BSD) – весьма собирательное понятие, патогенез которой, несмотря на множество исследований, до конца так и не выяснен. Характерными признаками является прекращение нормальной линьки, когда телогенизированные волосы «задерживаются» в волосяных фолликулах в связи с отсутствием роста новой шерсти. При этом собаки с BSD хорошо себя чувствуют, веселы и игривы, лишь ввиду значительного отсутствия шерсти они могут получать солнечные ожоги (при длительном пребывании на открытом солнце желательно использовать лосьоны с высоким фактором защиты или защитную одежду для собак) или переохлаждаться в холодную погоду. Поскольку потеря шерсти происходит постепенно, такие животные неплохо адаптируются. Дерматологические проявления заключаются в сухости шерстного покрова с выраженной потерей первичного волоса. Алопеция начинается в местах, наиболее подверженных трению (задняя поверхность бёдер, хвост, шея, затем спина и бока). При этом шерсть на голове и конечностях остаётся по-прежнему пышной. Позже кожа в пораженных областях темнеет и начинает шелушиться, возможно раз­витие вторичных инфекций. Примечательно, что шерсть будет иметь тенденцию к отрастанию на участках, подверженных травме кожного покрова (места взятия соскоба, укусов, царапин). Очевидна генетическая предрасположенность к данной болезни (болезнь значительно чаще встречается у определённых пород), но достоверного генетического анализа, однозначно доказывающего отягощенную наследственность у данного животного, нет. Болезнь может передаваться не всем щенкам в помете, и здоровые родители могут давать потомство с алопецией Х.

Перед началом лечения необходимо установить диагноз, поскольку многие другие болезни, клинически схожие с BSD, без должного лечения могут представлять угрозу для животного или являться заразными для других животных и людей (например, микроспория). При алопеции Х характерные кожные проявления могут возникать в возрасте от 9 месяцев до 9 лет, как правило, не сопровождаются зудом, при этом отлич­ное общее самочувствие и аппетит заставляют предположить этот диагноз. Тем не менее, постановка диагноза алопеция Х основана на исключении других причин потери. Диагноз ставится комплексно, при этом врач-дерматолог учитывает историю развития болезни, данные дерматологического осмотра и трихоскопии, а при наличии системных нарушений – учитывает результаты анализов крови, эндокринологических тестов и морфологического исследования кожи (гистология). Диагноз BSD можно заподозрить у собаки предрасположенной породы с характерными клиническими признаками при отрицательных результатах соскобов и микологического исследования, отсутствии отклонений в клиническом, биохимическом анализах крови и эндокринологических тестов. Поскольку BSD является косметической проблемой, таких собак большинство врачей предпочитают не лечить. Тем не менее, желание владельца вернуть шерсть своему компаньону привело к выработке большого числа различных схем лечения собак с алопецией Х, включая кастрацию, медикаментозную системную и местную терапию (различные мази, содержащие раздражающие вещества и/или масла). Ранее лечение таких собак у предрасположенных пород сводилось только к кастрации. В случаях, когда у животного имеются другие медицинские показания к кастрации (гиперплазия предстательной железы, эндометриты и др.), лечение лучше начинать именно с этой процедуры. Кастрация позволяет снизить общее содержание половых гормонов, что может быть одной из благоприятных причин появления шерстного покрова. Альтернативой хирургической операции является применение имплантов Suprelorin, однократное подкожное введение которых обратимо снижает синтез половых гормонов («химическая кастрация»). В случае отсутствия роста шерсти в течение 6 месяцев после кастрации – прибегают к другим методам. Терапевтическое лечение обычно начинают с применения мелатонина (в виде таблеток или имплантов). Другое лечение основано на подавлении синтеза предшественников кортизола и половых гормонов надпочечниками. Кроме того, есть рекомендации по использованию митотана, тестостерона, эстрогенов или гормонов роста, что может быть связано с серьезными побочными эффектами. В последнее время получены обнадеживающие результаты при использовании достаточно эффективных и безопасных методов терапии собак с алопецией Х, в частности лазера и мезороллера.

Алопеция Х. Часть 1 / Alopecia X. Part 1
  А.Н. Герке, к.в.н., врач-дерматолог ветеринарной клиники «СовВет», член ESVD, Санкт-Петербург / A. Gerke, DVM, PhD, Veterinary Clinic «SovVet», Member of the ESVD, St.-Petersburg



Алопеция Х встречается преимущественно у собак с плюшевой шерстью, таких как шпиц, аляскинский маламут, чау-чау, кеесхонд, самоед, сибирские хаски, а также у миниатюрных пуделей. Изредка алопеция Х встречается и у собак других пород. Болеют собаки обоих полов, в том числе как кастрированные, так и интактные животные. Чаще всего алопеция Х проявляется у собак в молодом возрасте (2-6 лет). Клиническим проявлением этой болезни является прогрессирующая потеря шерсти, которая начинается в точках трения (бедра, воротник, хвост, промежность), а затем распространяется на все тело. Голова и конечности поражаются редко. Первым проявлением является появление «щенячьей» шерсти, когда большая часть первичных волос выпадает, а остаются лишь вторичные волосы. Затем появляются алопеции. Характерно достаточно быстрое отрастание шерсти на местах травм, ожогов. Диагностика алопеции Х основывается на клинической картине у собаки предрасположенной породы и исключении других схожих болезней. Диагноз можно подтвердить гистологически. Болезнь представляет собой, прежде всего, косметический дефект, поэтому лечение не является обязательным. Кастрация может привести к временному отрастанию шерсти, однако алопеция может рецидивировать спустя 1-3 года. Для лечения используются также фармакологическая терапия, например мелатонин, трилостан, медроксипрогестерона ацетат, импланты деслорелина. Кроме того, различные методы физического воздействия, такие как лазерная терапия, дермороллеры, могут дать обнадеживающий результат.

Summary

Alopecia X occurs mostly in dogs with plush coated hair, such as the Spitz, Alaskan Malamute, Chow Chow, Keeshond, Samoyed, Siberian Husky, and miniature poodle. Occasionally Alopecia X may also be seen in other breeds of dogs. Affected dogs are of both sexes, intact and neutered. Generally AlopeciaX appears in young adult dogs (2-6 yrs). Clinical manifestations of the disease are a progressive hair loss, which begins in the friction points (hips, collar, tail, perineum), and then progresses to the trunk. Head and legs are affected rarely. The dog initially acquires the aspect of a puppy, when most primary hairs are lost and the coat is formed mainly be secondary wooly hairs. A quick hair regrowth is typically observed at the site of wounds or other traumas and burns. The diagnosis of alopecia X is based on the typical clinical picture in a predisposed breed and on the exclusion of other differentials. Histology may confirm the diagnosis. Therapy for alopecia X is actually not needed, as this disease is considered a cosmetic defect. Castration may be temporarily very successful, but alopecia usually recurs after 1 to 3 years. Current pharmacological therapy includes melatonin, trilostane , medroxyprogesterone acetate injections, desloreline (Suprelorin®) implants . Finally the use of a low-level laser therapy and Dermaroller ™ has given promising result.




Pharma
Комфорт и безопасность, или старый друг лучше новых двух


на правах рекламы

Современная ветеринарная медицина – одна из областей науки, которая стремительно развивается в последние десятилетия. Растет уровень мастерства специалистов, оснащение ветеринарных клиник мало чем уступает медицинским госпиталям, огром­ных успехов достигла ветеринарная фармацевтика. Каждый год компании производители стараются предложить ветеринарному сообществу какие-нибудь новинки. Иногда действительно инновационные продукты, иногда не совсем удачные копии известных брендов. Тем не менее, каждый врач имеет свой собственный лист проверенных средств для различных случаев.

Возьмем, к примеру, Золетил®, препарат для инъекционной анестезии производства Вирбак, Франция. В течение не одного десятка лет Золетил® успешно применяется при самых различных манипуляциях и хирургических вмешательствах, обеспечивая комфорт врачу и безопасность для пациента.

Комбинация Тилетамина и Золазепама в соотношении 1:1 обеспечивает уникальное действие препарата. Тилетамин – диссоциативный анестетик, оказывает выраженное болеутоляющее действие, но не вызывает достаточное расслабление мышц. Тилетамин не подавляет глотательный, гортанный, кашлевой рефлексы, не угнетает дыхательный центр.

Золазепам – транквилизатор бензодиазепинового ряда, угнетающий подкорковые области мозга, вызывающий анксиолитическое и седативное действие, а также расслабление скелетной мускулатуры. Золазепам усиливает анестетическое действие Тилетамина. Он также предотвращает возникновение судорог, вызываемых Тилетамином, улучшает мышечную релаксацию и ускоряет восстановление после наркоза. Мышечная релаксация, полученная при использовании Золетила®, аналогична той, которая обеспечивается при ингаляционной анестезии (Tranquilli WJ, 2007).

Помимо общей анестезии, Золетил® обладает мощным обезболивающим действием. Аналгезия, которую обеспечивает Золетил® без применения дополнительных обез­боливающих, была достаточна при процедурах, связанных с небольшой или средней болью (Pablo & Bailet, 1999, 29 (3)). Эффект аналгезии, который дает Золетил®, лучше проявляется в случаях соматической боли (по сравнению с висцеральной). Также Золетил® помогает уменьшить или вовсе избежать эффекта гипералгезии, которая возникает при разрывах тканей в результате травмы или хирургического вмешательства (Tranquilli W.J., 2007).


Эндокринология
Колонка научного редактора / НА ПЕРЕСЕЧЕНИИ ПУТЕЙ
  Наталия Игнатенко





Нарушения функции щитовидной железы у собак
  Н.А. Игнатенко, к.в.н., член ESVD и ESVE, Киев, Украина / N. Ignatenko, Phd, Member of the ESVD and of the ESVE, Kiev, Ukraine