nvc866x136May.png

Видео






Кожная аллергическая проба у собак – прошлое, настоящее и будущее
Кожная аллергическая проба у собак – прошлое, настоящее и будущее


Автор (ы):  Ральф С. Мюллер, профессор ветеринарной дерматологии, дипломант Американского колледжа ветеринарной дерматологии, дипломант Европейского колледжа ветеринарной дерматологии
Организация(и):  Центр клинической ветеринарной медицины, Мюнхенский университет Людвига-Максимилиана, Мюнхен, Германия
Журнал:  №1 - 2016

МАТЕРИАЛЫ 5-го Международного ветеринарного дерматологического симпозиума (IVDS), Санкт-Петербург, март 2016 

Кожная аллергическая проба

            В рамках классической кожной аллергической пробы на предварительно выбритый участок неповрежденной здоровой кожи (обрить шерсть на участке рекомендуется за 24 часа до начала пробы, так как некоторые собаки часто получают во время бритья микротравмы кожного покрова) методом лунок Финна наносится фармакологически инертный препарат. После этого поверх слоя инертного препарата наносится любое водонепроницаемое вещество, которое фиксируется сначала пластырем, а затем эластичным бинтом. В конце процедуры на собаку надевается комбинезон, чтобы предотвратить смещение лунок на протяжении 48 часов после пробы. В отличие от стандартных человеческих кожных проб, выбритые участки кожи животного, на которые наносится инертный препарат и клеится пластырь, располагаются в шахматном порядке, таким образом, чтобы между ними осталось 2, 4 или 6 участков нетронутой кожи. Затем на нетронутые участки наносятся индивидуальные аллергены, которые также фиксируются пластырем. После этого весь корпус собаки обматывается эластичным бинтом с креплением на шее, чтобы избежать смещения повязок на контрольных и тестовых участках. Спустя 48 часов после процедуры повязка снимается и осуществляется оценка кожных реакций (1).

            После удаления повязки, пластыря, контрольного и тестового вещества отдельные участки помечаются несмываемым маркером, чтобы в дальнейшем провести повторную оценку спустя 24 часа после процедуры.  Полное отсутствие реакций соответствует оценке 0, покраснение – 1+, покраснение и отек – 2+, покраснение и везикулярная сыпь – 3+(2). У людей существенными считаются только две последних самых сильных реакции. У собак тревожным знаком является даже легкое покраснение. После оценки повязка возвращается на место (без пластыря и аллергенов), чтобы не позволить животному непроизвольно себя травмировать, и снимается спустя 24 часа для повторного осмотра. Истинная контактная аллергия характеризуется реакцией гиперчувствительности замедленного типа, соответственно, в этом случае первая полученная реакция должна сохраниться или усугубиться даже спустя 24 часа без контакта с аллергеном. Если при повторном осмотре покраснение и везикулярная сыпь больше не наблюдаются, можно предположить, что первая реакция, зафиксированная на день раньше, была обусловлена кожным раздражением, а не аллергическим дерматитом. За 3–6 недель до проведения пробы необходимо воздержаться от приема любых стероидных препаратов. 

            При открытых кожных пробах аллерген втирается в отмеченный тестовый участок здоровой кожи, после чего в течение нескольких дней проводится регулярное наблюдение за процессом кожных реакций. Кожная реакция аналогично может быть выражена легким покраснением или отеком. Чтобы оценить кожные реакции на контакт с зебриной висячей, рекомендуется втереть перемолотые листья растения в кожу внутренней поверхности наружного уха, после чего провести контрольный осмотр через 1–2, 24 и 48 часов.  

Показания для проведения кожной пробы

            Наиболее часто кожная проба применяется в диагностике контактных аллергических реакций (1). Помимо этого, кожные пробы используются в ветеринарии для исследования контролируемого воздействия аллергенов на здоровую и гиперчувствительную кожу с последующей гистологической оценкой кожных реакций спустя различные промежутки времени посредством ПЦР или иных оценочных методик(2.4). В последнее время кожные пробы стали применяться в качестве диагностического инструмента для выявления аллергических пищевых реакций у собак (5,7).

Кожная проба на контактные аллергены

            Науке известно множество контактных аллергенов, вызывающих неблагоприятные кожные реакции у кошек и собак, хотя в большинстве регионов случаи контактной аллергии встречаются довольно редко у собак и очень редко у кошек. Это отчасти обусловлено плотным волосяным покровом, который защищает поверхность кожи и преграждает к ней доступ большинству известных контактных аллергенов. Подтвержденные случаи контактной аллергии были зафиксированы при контакте с титурамом, карбахолом, этилендиамином (все три вещества присутствуют в инсектицидах и резине), хлоридом кобальта (цемент, краска), сульфатом никеля (нержавеющая сталь, цемент, краски), хинолином (лекарственные препараты местного применения), канифолью (клей, линолеум, воск), каучуком, метиловым спиртом (кожаные изделия, полироль), эпоксидной смолой (пластик, краска), бальзамовым деревом, амброзией (оба вещества присутствуют в препаратах местного применения), формальдегидом (средства для дезинфекции, пластик), древесной смолой, жасмином, традесканцией и т.д.  В большинстве случаев контактные формы аллергии представляют собой гиперчувствительность к веществам с низкой молекулярной массой (парциальные антигены), которые зачастую представлены химически реактивными жирорастворимыми молекулами, вызывающими иммунную реакцию, связываясь с кожными белками-носителями. В фазе индукции (которая может длиться от нескольких месяцев до нескольких лет) антиген-белковые комплексы после обработки антигенпредставляющими клетками представляются соответствующим Т-лимфоцитам в периферийных лимфатических узлах (афферентная фаза). На этом этапе начинается активное деление Т-клеток (эффекторы и клетки памяти). Подобная активизация Т-клеток приводит к выработке IL-2, что, в свою очередь, вызывает деление цитотоксичных Т-лимфоцитов и выработку так называемых T-клеток памяти, которые являются антигенспецифическими и способны долго жить в различных тканях организма, таких как дерма. В фазу элиситации антигены связываются Т-клетками памяти, что вызывает высвобождение цитокина, активизацию эндотелиоцитов и увеличение выработки адгезивных молекул. Цитотоксичные T-лимфоциты (природные клетки-убийцы, которые содержатся в организме) и макрофаги цепляются к активизировавшимся эндотелиоцитам и мигрируют в ткани.  Именно на этих клетках лежит ответственность за образование инфильтратов и высвобождение цитокина, который дополнительно усугубляет воспалительную реакцию. К факторам предрасположенности относят наличие активных воспалительных процессов (к примеру, собаки, страдающие от других форм аллергии) и влажность (влажная среда упрощает контакт и облегчает попадание парциальных аллергенов в организм через слой эпидермиса).

            Диагностика контактной аллергии основывается на клиническом осмотре. Диагноз зачастую подтверждается кожной пробой, которая позволяет выявить специфический аллерген, к которому животное имеет гиперчувствительность. Альтернативно, пораженные участки можно прикрыть комбинезоном, обувью и т.д., после чего поражения должны быстро исчезнуть из-за блокированного доступа аллергенов. 

            Лечение контактной аллергии зачастую сводится к профилактике контакта с аллергенами, выявленными на основании истории болезни и результатов кожной пробы. Помимо профилактики контакта, терапия может включать в себя кортикостероиды или пентоксифиллин в дозировке 25 мг/кг каждые 8–12 часов. Циклоспорин в дозировке 5 мг/кг каждые 24 часа также продемонстрировал себя как эффективное средство в борьбе с аллергией.

Кожная проба на экзогенные аллергены

            Кожная проба на экзогенные аллергены в основном применяется в ветеринарных исследованиях гиперчувствительности собак к укусам домашних пылевых клещей (2,3,8). В рамках одного из исследований было реализовано четыре разных экспериментальных протокола на реакцию к экстракту клещевого токсина (2). В рамках другого исследования была сделана биопсия тестовых участков с последующей оценкой воспалительного инфильтрат (3). Позитивные результаты пробы были связаны с эпидермальной гиперплазией, гиперплазией клеток Лангерганса и эпидермотропизмом эозинофилов и лимфоцитов. Реакция кожного воспаления носила смешанный характер и локализировалась в периваскулярных и интерстициальных тканях. При этом наблюдалось большое количество дендритных клеток IgE+-CD1+ и гамма-дельта-T-лимфоцитов (3). Подобные изменения соответствуют картине естественно возникающего атопического дерматита у собак (9). Аналогичная проба на экзогенные аллергены была проведена на здоровых кошках и кошках с атопическим дерматитом (4). У здоровых животных наблюдалось полное отсутствие реакций. У одной из кошек с атопическим дерматитом было обнаружено значительное количество клеток IL-4+, CD4+, CD3+, MHC класса II+ и CD1a+. У пяти из шести кошек с атопическим дерматитом были зафиксировано значительное увеличение числа Т-клеток IL-4+ спустя 24 и/или 48 часов после пробы.

Кожная проба на пищевые аллергены

            Медицине известны случаи проведения кожной пробы на пищевые аллергены у собак, когда сырое и приготовленное мясо, а также различные источники углеводов использовались в лунках Финна в качестве индивидуальных аллергенов (5). Подобное тестирование характеризовалось крайне высокой отрицательной прогнозируемостью и отрицательным отношением правдоподобия. Таким образом, вещества, показавшие отрицательный результат пробы, имеют крайне низкую вероятность вызвать пищевую аллергию у животного. Однако положительная прогнозируемость исследования оставляла желать лучшего, а положительные результаты с трудом поддавались интерпретации, так как некоторые собаки продемонстрировали позитивную реакцию на аллергены, которые другие спокойно переносили без каких-либо клинических проявлений (5). Подобные результаты были подтверждены и последующими исследованиями. Кожная проба с источниками белка показала себя более надежной, чем кожная проба с источниками углеводов. Подобный тест может быть показан для собак в тех случаях, когда составление безаллергенной диеты представляется затруднительным в связи с тем, что рацион собаки включает в себя большое количество разнообразных потенциальных аллергенов, а ранее не входящие в рацион корма являются недоступными. В таком случае продукты для безаллергенной диеты могут подбираться из числа тех, которые показали отрицательный результат в кожной пробе. В кожных пробах также использовались готовые коммерческие корма, однако результаты оказались неудовлетворительными, вероятно, в связи с низкой концентрацией индивидуальных аллергенов в кормах (7).

Литература

1. Kimura T. Contact hypersensitivity to stainless steel cages (chromium metal) in hairless descendants of mexican hairless dogs. Environmental Toxicology 2007; 22: 176-184.

2. Marsella R, Nicklin C, Lopez J. Atopy patch test reactions in high-IgE beagles to different sources and concentrations of house dust mites. Veterinary Dermatology 2005; 16: 308-314.

3. Olivry T, Deangelo KB, Dunston SM, et al. Patch testing of experimentally sensitized beagle dogs: development of a model for skin lesions of atopic dermatitis. Veterinary Dermatology 2006; 17: 95-102.

4. Roosje PJ, Thepen T, Rutten VP, et al. Immunophenotyping of the cutaneous cellular infiltrate after atopy patch testing in cats with atopic dermatitis. Veterinary Immunology and Immunopathology 2004; 101: 143-151.

5. Bethlehem S, Bexley J, Mueller RS. Patch testing and allergen-specific serum IgE and IgG antibodies in the diagnosis of canine adverse food reactions. Veterinary Immunology and Immunopathology 2012; 145:582-589.

6. Johansen C, Mariani C, Mueller RS. Patch testing with predigested proteins in sensitized dogs. Veterinary Dermatology 2012; 23: 61.

7. Johansen C, Mariani C, Mueller RS. Patch testing with feather hydrolysate, corn starch and a commercial diet containing corn starch and feather hydrolysate in chicken- and corn-allergic dogs. Veterinary Dermatology 2012; 23: 62.

8. Olivry T, Linder KE, Paps JS, et al. Validation of a novel epicutaneous delivery system for patch testing of house dust mite-hypersensitive dogs. Veterinary Dermatology 2012; 23: 525-e106.

9. Olivry T, Naydan DK, Moore PF. Characterization of the cutaneous inflammatory infiltrate in canine atopic dermatitis. American Journal of Dermatopathology 1997; 19: 477-486.


Назад в раздел